Статьи, проповеди  →  «Кто из ва вящщий хочет быти, да будет всем слуга». Проповедь о. Владислава Свешникова
1 июня 2001 г.

«Кто из ва вящщий хочет быти, да будет всем слуга». Проповедь о. Владислава Свешникова

«Кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих». (Мк.10:43–45).

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Можно назвать сравнительно небольшое количество проблем, которые занимают почти всех людей. Проблемы, связанные с насыщением чрева (особенно у тех, кто либо беден, либо слишком богат, и перед ним предстоит огромный выбор); проблемы половой жизни; потребность различных приобретений ( в зависимости от конкретных вкусов и установок человека); потребности художественного наслаждения; потребности знания (подлинного или мнимого, как результата или как процесса). Мы говорим о тех потребностях, от которых люди становятся зависимыми иногда в очень высокой степени.

В ряду этих потребностей одно из главенствующих мест издавна занимает вопрос первенства. Часто этот вопрос первенства связан с вопросом власти, когда появляется возможность управлять и манипулировать человеческим обществом: от самого крохотного в виде своей семьи до самого крупного, каким может быть и государство, и даже весь мир (что сейчас особенно становится заметным и получило название на первый взгляд невинное: «глобализм»; на самом деле, это один из самых серьёзных грехов во всей современной государственно-общественной жизни: мы ещё испытаем это на себе …).

Итак, принцип первенства, принцип власти… Принцип первенства не отвергается ни Христом, ни христианством. Он только переносится либо вовсе в другую сферу, либо приобретает очертания, совершенно обратные обычному человеческому пониманию. Например, Он говорит: (мы слышали сегодня в Евангелии) «Кто из вас вящий (то есть больший) хочет быти (Он не говорит, не нужно хотеть быть большим, Он просто предлагает другое применение этому принципу), да будет всем слуга». Вот и разрешение вопроса: хочешь быть реально, в глазах Божественных, в контексте правды Божией, в сознании верного нравственного устройства действительно первым и большим? Что ж, это позволяется, и даже предлагается, как хороший принцип жизни, но только в верном нравственном содержании. Нравственное содержание в таком случае есть служение.

Дело, разумеется, не в том, что в результате такого служения ты получишь почёт от других людей (в таком случае служение оказывается не целью, а средством достижения того же самого возвышения через других людей, что балует внутреннее стремление к тщеславному переживанию). Уж пусть не первым, но не последним хочется быть, а служить не хочется, то есть всё прямо наоборот. И что с этим делать?

Братья Иаков и Иоанн, сыны Заведея, ставшие одними из самых великих апостолов и одними из самых великих святых, захотели быть первыми рядом с Богом. Более того, они осознавали и не противились тому, что придётся понести очень тяжёлые жизненные испытания, почти невыносимые – то, что Христос называет образно «чашей». Чаша – это и есть некое пространство, некий объём страданий. Христос подтверждает и их готовность, и их возможность понести эти страдания: «Да, – говорит Он, – да, получится у вас. Но вы не понимаете, что это значит – принцип первенства – вы ещё не знаете, что такое «служить». Смотрите на то, ради чего Я пришёл на землю, и как это осуществляется, и что ещё можно ждать от этого».Замечательно, что этот разговор с  неуместной, по-видимому, просьбой братьев, начался после того, как Иисус объявил последний уже раз, окончательно, что скоро придёт день, когда не то, что никакого первенства, не то, что никакой власти, а прямо наоборот – Сын человеческий будет через предательство одного из учеников предан издевательствам, позорам и крестной смерти. Именно тогда, услышав слова Христа, эти ученики просят: быть рядом с Ним. Это первенство – быть рядом с Христом, даже и в страданиях. Но это оказывается недостаточным. Потому что первенство не включает в себя главное жизненное содержание – готовность служить.

Глядя порою на жизнь некоторых святых, нам может показаться, что этот принцип у них не выдерживается и стремление послужить отсутствует. Чем на первый взгляд послужила людям Мария Египетская? Может показаться, ничем не послужила она и Богу: удалилась в пустыню, жила там, правда, претерпевая всяческие мучения добровольно, но нисколько при этом не выявляя своей возможности служить. Да и какие в пустыне возможности служения? Служение всегда предполагает другое лицо, общество, которому служишь, хотя бы даже и семье, хотя бы даже мужу, хотя бы даже жене. Причём служение не из страха и не из человекоугодничества, а по любви и по желанию принести благо и пользу тому, кого любишь.

А что же тут? В пустыне, когда нет никого, кому можно послужить. По-видимому, в своём смирении не до гордостного ощущения было бывшей блуднице. Святая Мария и не осознавала, что её жизнь станет духовным образцом не просто для многих, потому что образцом практическим для многих такое жительство не может быть. В пустыню не могут не только все удалиться, но не могут даже и некоторые удалиться. Образ пустынного жития выражает гораздо более существенное: покаяние и предельное самоотверженное воздержание.

Нелепо даже и представить, что она при этом думала: вот, я, пожалуй, имею в виду будущую жизнь Церкви, послужу-ка ей образцом примерного поведения. На самом деле служение, когда оно осуществляется в верных духовных и нравственных проявлениях, не видит в этом ничего особенного.

Служащий человек не озирается вокруг себя и не говорит: «Посмотрите, как я замечательно служу, как я стараюсь ради вас».

Подлинное служение всегда смиренно, как служение Христа. «Послушлив был даже до смерти» (Флп. 2:8). Потому что в служении есть образ послушания высшему жизненному содержанию. Высшее содержание в жизни есть Бог. А в жизни, сотворённой Богом, – все высочайшие нравственные и духовные образцы, которые открылись нам в истории Церкви. Ничего чрезвычайного в этом понимании нет. В жизни очень многих верующих людей, а тем более святых, эти принципы проявлялись совершенно нормально и спокойно. Они на самом деле хотели быть первыми перед Богом: выполнять всё, что их верующее сердце и Святая Церковь полагает необходимым. Они понимали своё первенство в максимально возможном служении тому, кто предстоит перед ними в зависимости от тех обстоятельств, в которые они поставлены.

Люди, имеющие особую власть, обязаны, следовательно, служить тем, кто находится в их власти. Не руководить только, а служить им.

Этот принцип получил карикатурное выражение при советской действительности. Об этом сейчас мало кто говорит. А тогда было нормальным слышать и говорить: депутат – слуга народа. В общем, этому особенно никто не верил и не задумывался над этим. Слово «слуга» было уже из архаического лексикона, и сам принцип служения понимался только как нормальное и правильное дело. Вот, ты делаешь, всё, что тебе положено, - значит, служишь тем самым. Это неправда, потому что служение – не просто выполнение своих обязанностей, а готовность отдать всё, что есть у тебя самого дорогого ради тех лиц и ради того дела, которому ты служишь… (А нынешние депутаты – такие «слуги народа», что ничего, кроме печали это вызвать не может…).

В жизни государственной общественности любой, а особенно выбранный народом человек, должен действительно служить народу. И не так, как он представляет это в своих мечтаниях, и не так, как нередко кажется народу, потому что народ не всегда верно понимает то, что ему нужно, и часто принимает за лучшее то, что худшее. Но найти верное содержание служения, лучшее на самом деле, а не только по представлениям некоторых.

Главный образ служения – это служение Богу. Это доступно для всех. Если кто думает, что только священнослужители в алтаре должны служить Богу, то это глубокая ошибка. Всем своим строем жизни и, прежде всего, своих отношений с другими людьми мы напоминаем себе: «...алкал Я – и вы дали Мне есть, жаждал – и вы напоили Меня, был странником – и вы приняли Меня, был наг – и вы одели Меня, был болен – и вы посетили Меня, в темнице был – и вы пришли ко Мне» (Мф.25, 35—36). Все пространство человеческой жизни составляет поле служения. И это становится возможным тогда, когда я говорю: не они для меня должны жить, а я – для них.

Верный признак того, что принцип служения начал осуществляться, – прекращение обид. Вдруг человек видит, что он совершенно перестал обижаться на кого бы то ни было. Почему? Потому что он знает, что всё он делает во славу Божию, и потому что он не о себе думает, а о своём деле, о своём служении.

Это возможно для всех. Но хотят этого немногие, ищут этого немногие, деятельно к этому стремятся немногие, осуществляют в своей жизни немногие. И поэтому для всех остальных христиан (если они желают оставаться таковыми) должно прозвучать, как первое осознание: я не хочу быть в глазах Бога «никем». Значит, я должен служить. Значит, я должен искать. В служении настоящем, не формальном, не тщеславном всегда осуществляется главная заповедь – заповедь любви. Без любви служить Богу и людям невозможно. Служащий всегда любит, а любящий всегда служит. В служении и есть практика любви. Дальше вопрос не слова, а совести и решимости каждого. Аминь.

1 апреля 2001 г.


Комментарии [1]

Автор: Светлана Дата: 7 августа 2015 г. 8:58:30

Интересно, как должен осуществляться в моей ситуации принцип служения? Я год назад с детьми ушла от мужа. Теперь живу у родителей, родители хотят и требуют чтоб я им служила, я как бы стараюсь как могу, правда это нитак просто растить детей в одиночку, да ещё и больной матери помогать, т.к. от неё нет никакой благодарности. Ну да впрочем, это не суть важно. Я вот о чём. Родители требуют чтобы я подала на алименты. Я знаю что у мужа не будет той даже минимальной суммы платить на детей, т.к. сейчас он платит недостаточно. Я от него ничего конкретно не требую, считаю что пусть платит сколько может, т.к. не хочу чтобы с меня кто-то также взыскал. Но и родителей огорчать тоже не хочетса, всё таки если я живу в их доме, то должна блюсти их правила и установки, тем более что сам Бог повелел почитать родителей. Как тут быть? Не огорчитса ли Бог от того что я взыщу с мужа (хоть и на детей)? Но и не огорчитса ли тот же Бог если я расстрою родителей своим ослушанием?

Ответить
Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha