Статьи, проповеди  →  Поездка в Свя­тую Зем­лю
1 сентября 2001 г.

Поездка в Свя­тую Зем­лю

о.Владислав: В этой поездке принимали участие одиннадцать человек, из них – в первый раз было 3 -4 человека. И, конечно, их личные переживания были особенно значительны. Из нашего “пучковского” прихода было два человека, а остальные – “трехсвятительские”.

Мы остановились в Горненском монастыре. Еще в Москве договорились, что берем в аренду микроавтобус, и будем ездить по нашему собственному плану. Всего поездка длилась 17 дней.

Мы свободно могли быть в тех местах, которые нам особенно оказались дороги, и задерживаться в них на более длительное время, чем это обычно паломнические поездки предполагают. Эта независимость отчасти оправдала себя, а отчасти ввела нас в некоторый затруднительный момент, потому что, естественно, все люди разные. Когда все подчинены общему  экскурсионному плану, тут уж, хочешь, не хочешь, подчиняешься, и никаких претензий быть не может. Претензии, пожалуйста, к самому себе, согласившемуся поехать именно таким образом. А здесь (в случае “независимости”) один хочет немножко больше там, а другой - немножко больше в другом месте. У одного есть одни желания, у другого – другие. Вплоть до того, чтобы закрыть окно или открыть.

В святом месте не могут не проявляться “не лучшие” инстинкты, потому что, разумеется, силы зла стремятся сделать все для того, чтобы если не вовсе уничтожить эффект от паломничества к величайшим христианским Святыням, то, по крайней мере, уменьшить его значение. Но те, кто к этому был более или менее готов (а были готовы более или менее все), отнеслись к своим немощам и к немощам путешествующих собратий более или менее снисходительно.

 

Даша Свешникова: Когда мы приехали в Горненский монастырь, я подумала что рай на земле – именно здесь. Нам рассказали, что за цветами там не ухаживают, но круглый год одни цветы сменяют другие. Во время Страстной Седмицы по тропинке, где ходила Божья Матерь, растут черные каллы, а в другое время – красные маки и другие цветы.

На месте, где ныне стоит Горненский монастырь, Божия Матерь пришла к Елизавете. В этом монастыре есть такой обычай: на три месяца, которые Богородица гостила у Елизаветы из духовной Миссии приносят икону Божией Матери и игуменья ставит возле нее свой посох, т. е. Божья Матерь как бы управляет монастырем. Говорят, если ты один раз там побывал – невозможно не вернуться туда снова. В Горненском монастыре мы прожили неделю.

 

о.Владислав: Существенными были несколько впечатлений. Во-первых, совершенно иной Иерусалим. Трудные полувоенные, а то и военные действия между Палестиной и Израилем резко отпугнули многих паломников, включая даже бесшабашных и храбрых русских. Нам встретились еще две русских группы, одна группа марокканцев и одна – из Канады. Вот и все. Поэтому город производил по сравнению с тем, что было раньше, совершенно неузнаваемое впечатление.

Он казался почти мертвым. Те же открытые лавочки, те же продавцы сидят и зазывают, но они зазывают уже как-то лениво, без всякой надежды на то, что кто-то войдет в их лавочку. По-русски говорят почти все , во всяком случае, основные слова: “Батюшка, заходи, купишь, купишь хорошо, дешево купишь. Батюшка, заходи.” Но довольно быстро смолкают, видя, что батюшка проходит “как нож сквозь масло”. А больше никого и нет. И это впечатление довольно сильное, потому что в прежние поездки было другое впечатление: среди рынка и этой беспечной суеты, среди базара чувств, переживаний, бессмысленного движения – вдруг оказывается среди всего этого Иерусалимский Храм “Воскресения” с Гробом, с Голгофой. Прежде, чтобы  попасть ненадолго в Кувуклию (Гроб Господень) нужно было долго стоять. В эту поездку мы могли находиться  внутри хоть полчаса, хоть час.

В Храме Гроба Господня бесконечное число святынь. Там очень много престолов. Например, престол Бичевания. Там видны такие отверстия-колоды, где стояли ноги Спасителя. Есть придел Каменных уз. Он немного в нише и такой темноватый. Есть икона Божией Матери, которая, как говорят, то приоткрывает глаза, то закрывает их совсем. При нас этого никто не видел, но фотографию мы привезли с глазами приоткрытыми слегка.

 

Даша Свешникова: В храме Гроба Господня есть пещерки, где захоронены люди, которые сняли Господа с Креста: Никодим и Иосиф. Я там сидела тихо-тихо. И на самом деле, там такой покой.

 

о.Владислав: В Вифлееме в этот раз, когда мы вошли в пещеру под храмом, где родился Христос, не было вообще никого. Мы спели тропарь, кондак, величание и остались там. Кто-то присел на корточки, кто-то остался стоять. Мы пробыли там минут 40, и за это время не вошел ни один человек. Такого даже представить было себе невозможно еще 2 – 3 года назад. И это, конечно, было чрезвычайно благодатно, потому что можно было без всякой суеты, тихо и спокойно провести время везде, где бы мы ни были. И везде было так.

 

Даша Свешникова: К сожалению, было закрыто место захоронения убиенных младенцев – один из первых алтарей, где сейчас не происходит служба, но настолько сильный дух…

 

о.Владислав: В монастыре преподобного Герасима (на Иордане), который дружил со львом, мы встретились с необыкновенным явлением мироточения. В России это чудо стало почти обычным. Во многих домах и бумажные софринские иконы источают миро, поэтому нас этим особенно не удивишь. Но то, что там было – конечно, поразительно. Время от времени мироточат почти все иконы: то одна, то другая… Следы везде есть. Когда мы вошли в нижний храм, ощущалось сильное благоухание мира, и оно текло по стенам. Вот такого, пожалуй, нигде в России увидеть невозможно. Не то, чтобы все стены были мокрые, но струйки в разных местах текли прямо по стенам.

Священник там молодой, о. Христофор. В монастыре всего двое насельников. Все монастыри, в которых мы были (Саввы Освященного, Хозевитов, Герасима Иорданского) – малочисленны, максимум, десять человек, а раньше они были 3–5-ти тысячными. О. Христофор говорит и думает так же, как и мы (только по-английски), с некоторым уклоном, как у большинства православных,  в сторону скорого ожидания Конца Света. Те же самые святые ему дороги (например, Серафим Саровский), и мысль о том, что Константинополь должен быть центром православного мира. То, о чем мечтали в свое время Достоевский, Леонтьев и прочие.

 

Даша Свешникова: У о. Христофора удивительно живые глаза, удивительная вера, которую он несет. Он рассказывал нам, что у греков там есть обычай: после захоронения через 3 года – перезахоронение. И когда он открывал могилы, увидел, что черепа мироточат. На некоторых черепах – миро, на некоторых – кровь. Неизвестно, чьи это черепа. Сразу стало страшно: разум не может поверить, а не верить - невозможно.

 

 

о.Владислав: А вот третья неожиданность – это монастырь св. Пелагеи, который расположен в самом центре Елеонской горы, где, по преданию, на камне находится отпечаток Стопы возносящегося Господа. И не узнаешь, и никогда не угадаешь, что это монастырь. Он не значится ни в каких путеводителях, ни в каких паломнических программах. Там где-то только на воротах есть маленький крестик.  Священник там – о.Иоаким –  активный очень человек, начал строить двухэтажную церковь. Но местные власти стали чинить прнпятствия. Турки тоде  невзлюбили и его, и то, что там церковь.  Но именно евреи вызвали бульдозер и стали сносить храм по приказу Иерусалимского муниципалитета. Там церковь немножко под горкой, поэтому первый этаж почти вровень с землей, а второй этаж – над ней. Поэтому сперва стали сносить второй этаж, и снесли. И когда хотели приступить к тому, чтобы снести первый этаж храма – икона Спасителя из первого этажа вышла сама и стала по воздуху вокруг бульдозера носиться (я  видел фотографию). И отступили…

Мать  священника – Анастасия – приехала к нему из Греции. Стала жить в монастыре и вести активную миссионерскую деятельность. Ее убили. И вот несколько лет назад Греческий Синод прославил ее в лике святых новомучениц. Ее мощи находятся в храме в отдельном приделе в стеклянной раке, украшенной сухими цветами..

Мы приехали в монастырь на Елеонскую гору в те дни, когда было подряд несколько праздников, в том числе и Вознесение Господне. Вознесение мы служили на Елеонской горе, прямо на открытом воздухе. Около Часовни с отпечатком Стопы было поставлено несколько палаток из брезента, потому что там служили разные конфессии (каждая в своей палатке): католики, копты, армяне, греки и наши во главе с архиереем – владыкой Корнилием. Он служил на арабском и греческом языках (арабский, кстати говоря, - очень красивый язык). Там по греческим традициям на малом входе и во время Херувимской идут вокруг часовни. Эти крестные ходы отчасти друг другу мешали, так как пели на разных языках. Каждая из конфессий занимала свой сектор и поэтому, включая нашу, было десять крестных ходов. Громче всех служили копты, наши тоже не тихо.

В самом Елеонском монастыре мы только молились на Всенощной.

Побывали мы и в монастыре Марии Магдалины. Там произошла смена настоятельниц, но ни прежнюю, ни новую мы в этот раз не увидели. Прежняя игумения Анна - совершенно замечательный человек. Это она нам подарила мощи прмц. Елизаветы и ин. Варвары, которые хранятся у нас в храме на престоле Казанского придела.

Хотя мы и пришли в неурочное время, нам открыли храм и предложили почитать акафист прпмц. Елизавете. В монастыре около 60-ти насельниц.

Мы имели возможность побольше побыть в Галилее, и, конечно, на Синае.

 

Даша Свешникова: Попасть туда можно сначала проехав по пустыне. Мощь пустыни, красота – это невозможно передать. Когда мы шли на гору, я несколько опередила всю нашу группу, и ко гда поднялась –  легла на камни, на самой вершине горы. Я лежала и чувствовала близость неба – звезды прямо над тобой и какая-то вечная красота, тишина, и такой покой и умиротворение… Что еще может быть нужно?

Через какое-то время поднялись все остальные. Стало светать, но солнца еще не было. Мы сидели и ждали. За считанные секунды из маленькой красной точки небо озарилось солнцем. Мы стали петь Рождественские и Пасхальные тропари. Сердце переполнено радостью. И эта радость объединила людей. А спускались мы в другом месте – там есть более крутой, монастырский спуск, который ведет в монастырь св. Екатерины (к сожалению, место много и часто посещаемое не только паломниками, но и туристами). Нам показали иконы, место, где была Неопалимая Купина, вынесли мощи вмц. Екатерины, мы приложились к ним. У нее удивительно тоненькая ручка. Остались на ней и всевозможные украшения: колечки, браслетики. Эти детали оставляют сильное впечатление.

 

о.Владислав: К подножию горы можно подъехать на машине, а потом нужно идти пешком. Можно доехать до полгоры на верблюде. Это стоит десять долларов. “Русский, бери верблюда. Хороший верблюд.” Но мы пошли пешком. Гора крутая, особенно в конце. Мы поднимались три часа.

Ездили мы в монастырь Саввы Освященного. Женщин туда не пускают, женщины снаружи. Нам выносили мощи и главу в ларце.

 

Даша Свешникова: Во время этой поездки было много очень интересных встреч, например, с о.Романом, который живет с женой и 5-ю детьми в Галилее и колесит по ней на своей машине по требам. То он кого-то отпевает, то крестит. Во время крестин я прислуживала батюшке. Я с детства мечтала быть алтарницей и здесь мои мечты сбылись: я держала кадило, раздувала огоньки и была счастлива. Мы были с ним на арабской свадьбе в арабской деревне. Он сам араб, но учился в Нью-Йорке в русскоязычной семинарии. По субботам он служит на русском языке в храме Метрополия. Я там познакомилась с русскими эмигрантами. Они все тоскуют по русской церкви. Говорят: хотя здесь и святое место, но Русь свята и силы русского православия им не хватает. От о.Романа исходит удивительная доброта, и он ей заражает всех.

В Назарете, кроме храма Митрополия, где служит о. Роман есть храм Благовещения, с колодцем, где произошла встреча Божией Матери с Архангелом Гавриилом.

Удивительный монастырь Двенадцати апостолов на Галилейском озере. Там живет один монах–грек. он говорит по-русски. От него исходит такая радость! Своими руками он создал удивительный сад, где у него живут 4 павлина ослик и собачка. К нему приезжают на какое-то время паломники, очень много из России.

Батюшка в Горненском монастыре посоветовал мне сходить в монастырь св.Онуфрия. Он был построен на месте села, где Иуде было дано 30 сребреников. Там же рядом место, где повесился Иуда.

Меня высадили в Иерусалиме, у Яффских ворот. Я не знала дорогу к монастырю, но ни разу не сбилась с пути, прямо Господь меня привел. Я спрашивала на русском, мне что-то объясняли, мне показывали, и я показывала крест на себе, рисовала церковь.

Это греческий монастырь, в котором живет одна русская послушница. В храме есть источник, который начал бить, когда св. Онуфрий туда пришел (до этого там воды не было). Сначала он жил в пещере, а потом был построен монастырь.

 

о.Владислав: Во время поездки мы причащались каждый праздник. А получилось это так. Служба была в воскресенье, в понедельник был день памяти ап. Иоанна Богослова, во вторник – свт. Николая, среда – отдание Пасхи, четверг – Вознесение, а также в субботу и очередное воскресение были службы. Все семь раз причащались.

В Горненском монастыре перед отъездом, как водится, мы пили чай с м. Георгией. Она много рассказывала о своих предшественницах.

На Кипре мы были три дня. Главное место Кипра – это Киккский монастырь. Там есть Киккская икона Божией Матери, но увидеть ее невозможно, т.к. она закрыта завесой. И ее ни для кого не открывают. Это связано с древним преданием об ослепшем монахе, дерзнувшем приложиться к иконе, снявши ризу.


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha