Статьи, проповеди  →  Делатели виноградника Христова. Просфорники
21 марта 2016 г.

Делатели виноградника Христова. Просфорники

Просфорники Многие люди желают потрудиться для храма. Спрашивают: «Батюшка, чем помочь?» Прп. Серафим Саровский говорил, что должно почитать за великое счастье хоть тряпочкой протереть что-либо в церкви Божией.

В храме хватает забот. Для того чтобы обеспечить богослужение, необходимо многое. В храме и на территории должно быть чисто, благолепно: уборка перед и после службы, подсвечники, цветы и т. д. Регенту и певчим надо ориентироваться в огромном количестве церковных книг, знать, что и как петь и читать. Алтарники и ризничные готовят облачения, кадило с углем и ладаном, многое другое. После службы неплохо бы потрапезничать, а еще лучше — пригласить к обеду и прихожан. Что-то отремонтировать, проследить за отоплением, электрикой... Наполнение книжно-иконно-свечной лавки, чтобы там было все, что нужно прихожанам. И так далее...

Мы хотим рассказать обо всех этих попечениях и о людях, усердно трудящихся в «винограднике Христовом».

Тема этого номера — просфорня. Без просфор невозможна Литургия, в первую очередь, без главной — агничной просфоры. У нас в Пучково есть своя пекарня-просфорня и труженики-пекари. Слово им.

 

Галина Михайловна Песоцкая

Раньше я считала, что просфоры — это такой ритуальный хлеб, ведь сначала в храме я была «захожанка»: ставила свечи, писала записочки, читала «Отче наш» и уходила.

Тесто я всегда чувствовала и любила, поэтому и просфоры печь мне не могло не понравиться. Но, самое главное, это то, что я могу с молитвой выпекать просфоры и, если честно, побыть одна в этой молитве. Это нелегкий труд, но благодатный. Когда только пришла в наш храм, готова была мыть туалеты, но это место было занято. И сейчас я счастлива, что могу так послужить Богу и приходу.

 

Галина Толстова. «Хлеб объединяющий»

Первый раз я попробовала печь просфоры лет двадцать назад. С работой тогда было тяжело, и мне захотелось этим заняться. Денег за это не давали, но я надеялась, что если буду трудиться в храме, то Бог поможет, и я найду какую-то хорошую работу. Однако сначала у меня не получалось: это оказалось довольно сложно.

Но вот опять стали звать печь просфоры. На одной литургии объявили, потом на другой. С третьего раза я поняла, что надо решаться. Вспомнила, что бабушка очень хорошо пекла пироги, жарила в масле на керосинке — ведро пирожков с рисом, ведро пирожков с капустой, тесто было необыкновенное. Несмотря на непростые времена, всех детей бабушка крестила. В деревне была церковь. Я не видела у нее икон, но знаю, что именно она носила меня, маленькую, к причастию. Дух ее жизни был такой честный, чистый. Настал момент, когда бабушке пришлось уехать из деревни и переехать к нам. Жизнь ее совсем переменилась: казалось, вместе с деревней она оставила и Бога, и церковь. Дети выросли, разъехались, но когда все собирались к ней — вот тогда она и пекла эти ведра пирогов! Это было самое главное, что подавалось на стол. Это был хлеб, который объединял всю нашу семью. Когда бабушки не стало, все это ушло.

А теперь я пеку, и люди собираются вокруг этого хлеба. Иногда, когда меня подвозят до храма, рассказываю, что работаю в церкви, пеку просфоры. Когда произношу эти слова, понимаю, что человек как-то по-особому это воспринимает... У меня такое чувство, что я должна печь. Здесь семья моего храма, наша община. Это мне помогает преодолевать трудности в жизни, не замыкаться на переживаниях.

 

Надежда Николаевна Деминцева. «Хлеб чистый»

Я пеку просфоры около шести лет. Тесто мне нравится тем, что в него, как и в ребенка, нужно вкладывать душу. Когда готовишь просфоры, надо все время молиться — и перед выпеканием, и во время, и после. Нет молитвенного состояния — начинается суета, и это обязательно сказывается на просфорах. Если даже ты молишься, но внутри беспокойство, оно обязательно дает о себе знать, и просфоры не получаются. Конечно, лучше всего выпекать после исповеди и причастия. Но мы сейчас печем их очень много: 3-4 раза в неделю, в сумме до тысячи. Если не удается причаститься накануне — сам обязательно каешься перед Господом, просишь прощения за свои грехи. Иногда плохо получается, особенно если не то состояние. Приходится брать благословение переделывать. На меня эта работа очень влияет и укрепляет. Иначе я бы со своими обидами, горестями, гордыней трудней бы управлялась. Молюсь: «Господи, дай мне крепкий дух, чтобы исполнять Твою волю». Иногда думаешь: «Ну все, устала, нет сил». Если печешь маленькие просфоры, то уходит полдня, если вдвоем, то можем быстрее управиться, часов за пять. Просфоры — это благодать. Чувствуешь, как силы Господь дает. В идеале просфорник должен быть чистой души, добрый, трудолюбивый, конечно, иметь дух, близкий к монашескому.

 

Александр Лысых. «Хлеб трезвящий»

Я работаю в просфорне четвертый год. Раньше с тестом только маме помогал, в детстве. Отношение к выпечке трепетное, особенно когда печешь большие просфоры. Обязательно делать это надо в чистоте душевной. Если есть какие-то грехи неисповеданные — надо исповедывать. Хлеб может и не получиться. Делаешь вроде бы все одинаково, а результат разный. Чувствую очень большую ответственность. Обязательно нужно иметь старание, следить, чтобы внимание не рассеивалось.

 

Василий Матвеевич Беляев. «Хлеб благодатный»

Я стал заниматься просфорами где-то на четвертый-пятый год моего постоянного хождения в храм, уже более шести лет назад. До этого дома часто пек хлеб, булочки. Однажды на Пасху я подарил куличик собственного приготовления одному мальчику в храме. Вот после этого мне и предложили попробовать печь просфоры. Учила меня Людмила Никольская. Она очень строгая, скрупулезная учительница. Сначала я пек маленькие просфоры, потом Саша Фирсов учил меня печь хлебы для литии, агничные просфоры, артос. Со временем я стал замещать его. Конечно, сначала у меня не очень хорошо получалось. В этом деле очень много нюансов. Стоит что-то упустить — уже не то получается. Ставишь тесто, смотришь, как оно поднимается. Когда поднялось, нужно руками, тактильно ощутить готовность. Дотрагиваешься до теста — и оно должно «спружинить». Стоит минуту упустить, и все — ямка остается. Многое зависит от муки: она бывает сырая или слишком долго хранилась. Понимание приходит с опытом, со временем. Тесто требует тщательного внимания, сосредоточенности, особенно на последней стадии, когда оно уже почти готово. Выпечка просфор очень зависит от усердной молитвы. Удивительный момент, когда просфоры готовы и я иду домой, состояние изумительное, не обыденное — душа поет, стихи складываются. И усталость, и благодать…

 


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha