Статьи, проповеди  →  Священномученик Гавриил Михайловский (Масленников)
8 декабря 2016 г.

Священномученик Гавриил Михайловский (Масленников)

Священномученик Гавриил Михайловский (Масленников) Мы привычно думаем о святых как о людях, живших в далекие времена, или как о людях, «сделанных их другого теста», будто они — существа иной природы и иного мира. Однако они жили, как и все мы, среди людей, у них были родственники, жены и мужья, дети, сослуживцы, друзья. Дети и внуки наших святых живут среди нас, общей с нами жизнью: как и мы, работают, заботятся о родных, растят детей, отмечают праздники. Они думают о будущем и хранят прошлое, не позволяя «распасться связи времен» — вопреки тому, что трагическая история нашей страны в ХХ веке сплошь и рядом разлучала самых близких, кровных родственников, отрывала детей от родителей, вынуждала отрекаться от своего рода, от семьи, от памяти, от своего наследия. Но похороненное, казалось бы навеки, прошлое оказывается подобно скрытому в земле драгоценному кладу, который находят ищущие «добраго бисера».

В 2000-х мне посчастливилось познакомиться с ближайшей родственницей святого. Тогда я, будучи прихожанкой храма Рождества Христова в Черневе (Южное Бутово), преподавала детям в воскресной школе «Жития святых». Выяснилось, что директор нашей приходской православной школы Галина Алексеевна Горай — внучка недавно канонизированного сщмч. Гавриила (Масленникова). Помню свое детское удивление: у нас работает внучка настоящего святого! Галина Алексеевна познакомила меня со своей сестрой — поэтессой Лидией Алексеевной Масленниковой, которая и рассказала мне историю об утраченной и обретенной семейной памяти.

 

Лидия Алексеевна Масленникова.
Наш путь к дедушке

 

Родилась я в Рязани в 1939 г. В нашей семье никогда не говорили о деде. Никто ничего не должен был знать. Только однажды, когда я была совсем маленькой, спросила бабушку Татьяну: «А где же наш дедушка?» Она ответила: «Он был священником. Его расстреляли». И больше мы никогда не заговаривали об этом. Вновь в семье заговорили о дедушке только в 1994 г. Старшие решили, что уже настало время, когда можно вспомнить и рассказать о нем младшим. Мы собрались всей семьей — а родственников у нас много. У дедушки и бабушки было пятеро детей: старшая Надежда (это наша с Галиной мама), потом два сына (Сергей и Василий), Вера, и самая младшая — Лидия. Мы сидели в тишине, и вдруг тетя Лида произнесла тихонько: «Ты не пой, соловей, против кельи моей…» — и зазвучали удивительные стихи. Оказалось, это песня, которую в монастырях пели имениннику в день ангела, и что эти стихи содержались в письме, полученном от дедушки в 1931 г. из Акмолинска, из лагеря. Так сложилось у меня стихотворение: «Помнишь, пел соловей/ Против кельи твоей?/ Он донес до людей/ Свет молитвы твоей…». Оно стало нашим посланием дедушке, нашим ответом ему.

А потом начались наши поездки к дедушке. Первая из них состоялась в 1997 г. Я поехала в Рязань к своим родственникам: двоюродной сестре Лидии, моей тезке, и двоюродному брату Володе. По благословению игумена Дамаскина (Орловского) мы отправились в г. Михайлов Рязанской области — город, где родился дедушка. Неподалеку от Михайлова, в селе Внуково, находилось место его последнего служения — храм Преображения Господня. Помню, что накануне первой поездки я не спала всю ночь. Все мне казалось, что дедушка где-то здесь, совсем рядом. Помню, как мы шли к полностью разрушенному храму — не чуя ног под собой, шли, как «по ниточке», словно нас вели. И когда мы оказались у стен храма, когда зашли внутрь, возникли эти стихи:

Я вошла в Твой разрушенный храм,

И тоска во мне тонко запела.

Стены — мрачное рубище там,

Смотрят пусто глазницы придела.

Ветер треплет усталый ковыль,

Серебрит молодые осины

И, взметнув придорожную пыль,

Убегает в степные лощины. <…>

Где-то колокол бьет благовест,

Чутко дрогнула старая рама,

И полился потоком с Небес

Яркий свет на развалины храма.

Этот знак (что был виден окрест)

Принимаю как Высшую данность, —

Вновь в степи вознесется Твой крест,

Всех скорбящих нетленная радость.

Опаленные солнцем кусты —

Этих мест неземная охрана.

А пока тихо плачут цветы

У приделов забытого храма.

Стали искать старейших жителей села Внуково. Крестницы деда, Мария Паршина и Валентина Храповская, рассказали нам все, что смогли вспомнить о нем и о тех временах. Мы стали часто бывать в Рязани у родных и всегда навещали дедушкины места — Михайлов, Внуково. Ездили и в село Маково Михайловского района, где дедушка одно время служил диаконом в храме Рождества Богородицы. По крупицам, по крошечкам собирали сведения о нем, и с помощью игумена Дамаскина составили ныне известное житие священномученика Гавриила.

Так связалась для нас ниточка времен, соединившая семью, разные ее поколения. Мечтаю теперь только о том, чтобы успеть увидеть, пока еще жива, восстановленный дедушкин храм. Или хотя бы узнать, что его начали восстанавливать. Может быть, и сбудется — молитвами священномученика Гавриила.

 

Гавриил Михайлович Масленников в японском плену,1904-1905 гг. (стоит, первый слева) Игумен Дамаскин (Орловский).
Житие священномученика Гавриила Михайловского (Масленникова), 1871-1937
(печатается с сокращениями)

 

Священномученик Гавриил (Гавриил Михайлович Масленников) родился в городе Михайлове Рязанской губернии в семье кузнеца. С 1893 по 1896 годы Гавриил Михайлович служил в 171 полку в Варшаве в звании ефрейтора. В 1904-1905 годах участвовал в Русско-японской войне, был награжден Георгиевским крестом. Побывал в японском плену, а после освобождения вернулся на родину и стал работать кузнецом в Печерских Выселках Михайловского уезда. Он женился на Татьяне Ивановне Бориной, глубоко верующей девушке из семьи мещан города Коврова Владимирской губернии. Впоследствии у них родилось тринадцать детей, но в живых остались пятеро — два сына и три дочери, которым они старались привить начала веры и благочестия. В 1920 году жители города Михайлова избрали Гавриила Масленникова городским головой.

В начале 1920-х годов все сильнее становились гонения на Русскую Православную Церковь, но Масленников в 1924 г. сдал экзамены и был рукоположен в сан диакона ко храму Рождества Богородицы в селе Маково Михайловского района, а в 1925 г. — в сан священника ко храму Покрова Божией Матери в селе Самодуровка (ныне — село Солнечное) Михайловского района.

11 марта 1931 г. сотрудники ОГПУ арестовали о. Гавриила и нескольких верующих, в том числе псаломщицу Марию Сибикину и Анну Комарову — сестру матушки Татьяны, жены о. Гавриила. На допросе о. Гавриил сказал: «Религиозные убеждения я имею с детства, так воспитан родителями, для душевной отрады я поступил в священники. В предъявленном мне обвинении в агитации против советской власти, в распускании слухов, что скоро падет советская власть, виновным себя не признаю».

25 апреля 1931 г. тройка ОГПУ приговорила свящ. Гавриила Масленникова, Марию Сибикину и Анну Комарову к заключению в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет с заменой высылкой этапом в Казахстан на тот же срок.

Заключенных во время следствия в тюрьме беспощадно избивали, даже не скрывая этого от родственников. Матушке Татьяне не раз отдавали окровавленные рубашки мужа. Между тем и о. Гавриил, и матушка Татьяна пользовались большой любовью и авторитетом среди местных жителей. Совесть мучила милиционера, способствовавшего аресту о. Гавриила, и однажды он пришел к матушке Татьяне, упал ей в ноги, попросил прощения и сказал: «Что же мне было делать? Пришла разнарядка на трех человек. Кого брать? Ну, конечно, в первую очередь священника».

В 1936 г. о. Гавриил вернулся из ссылки. Его дом был разорен, семья скиталась по семьям православных. По возвращении он был направлен в храм Преображения Господня в село Внуково Михайловского района Рязанской области. Но служить там ему пришлось недолго. 16 октября 1937 г. о. Гавриила снова арестовали и заключили в тюрьму в Скопине. На основании показаний одного из колхозников, а также председателя колхоза, его обвинили в том, что он вел среди населения активную контрреволюционную религиозную пропаганду, поддерживал связь с арестованными за контрреволюционную деятельность священниками Акинфиевым и Амелиным, а после ареста священника Григория Амелина оказывал поддержку его семье.

12 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила о. Гавриила к расстрелу. Гавриил Масленников был расстрелян в ночь с 17 на 18 ноября 1937 г. и погребен в безвестной могиле. Постановлением Рязанского областного суда 29 апреля 1960 г. Гавриил Михайлович Масленников был реабилитирован. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 г. был причислен к лику святых. Память священномученика Гавриила совершается в день его смерти 5 (18) ноября, а также в день Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской 7 (25) февраля.

Материал подготовлен Ольгой Пановой


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha