Статьи, проповеди  →  Делатели виноградника Христова. Книги, свечи, иконы...
5 марта 2017 г.

Делатели виноградника Христова. Книги, свечи, иконы...

Церковная лавка Продолжая рубрику «Делатели виноградника Христова», мы ведем разговор с работниками церковной лавки. На церковно-приходском языке это место в храме обычно называют «ящик» или «свечной ящик» — от понятия «ящик для пожертвований».

 

Ольга Васильевна Штондина

Вы давно трудитесь в лавке?

Я пришла в храм в 1991 году и через несколько месяцев уже оказалась за свечным ящиком. В самом начале это был маленький столик, где сейчас стоит бак со святой водой — лестницы там тогда не было. Потом, когда задействовали заднюю часть храма, столик перенесли на другое место — ко входу. Первое время ассортимент был совсем маленький — несколько пачек книг, иконы и свечки. Постепенно лавку расширили: Юра Климов сделал красивое и удобное деревянное обрамление нашего рабочего места. В 2009 году лавка переехала в отдельное новое помещение

Трудно на ящике работать? Что самое трудное?

Молитву держать. Только забудешь про молитву — сразу происходит что-то не то.

У Вас бывают какие-то конфликтные ситуации или удается все держать под контролем?

Бывают. Задают неприятные вопросы или высказывают претензии к Церкви, храму, батюшкам, к нам. Люди разные приходят, некоторые провоцируют. Но самые неорганизованные — это наши постоянные прихожане. Приходят крестить — опаздывают, в лавку не заходят, не подготовятся, ведут себя слишком «по-семейному», небрежно, считают себя «своими», проходят без очереди, отвлекают. Хотелось бы, чтобы такого не было.

Когда заходит человек, Вы сразу видите, чего от него ожидать, нужна ли ему помощь?

Если не очень занята, то это понять проще, но когда много посетителей, то, конечно, можно и упустить.

Часто приходят люди нецерковные?

Да. К батюшкам побаиваются идти — это что-то новое, непонятное. Приходят к нам со своей бедой, спрашивают, что делать, что читать. Но с духовными вопросами мы, в основном, направляем к священникам, и если человек стесняется, то стараемся его подготовить к этой встрече. Иногда, когда мы рекомендуем обратиться к батюшке, человек отвечает, что ему это не нужно, так как никаких особенных грехов у него нет. Мы пытаемся объяснить, что свечки поставить недостаточно, что нужно исповедоваться, причаститься. Но не всегда люди слышат это.

Почему люди приходят крестить детей, венчать, отпевать, а сами в храм не идут?

Да, таких много. Предки так делали, «так надо», «на всякий случай».

Как Вы отнеслись к переезду лавки?

Переезд лавки из храма сначала переживался тяжело, мы привыкли, что всегда на службе, и вдруг у нас это «отняли». Батюшка в шутку назвал это «изгнанием торгующих из храма». Но вскоре провели трансляцию и мы перестроились, теперь имеем возможность еще лучше слышать богослужение. Конечно, работа лавки в храме мешает. Люди приходят в любой момент службы, могут громко разговаривать, обращаться к нам, что-то обсуждать.

Как Вы относитесь к сувенирам в ассортименте лавки?

Это маленькие подарки. Они радуют и детей, и взрослых. Что-то, может быть, и лишнее.

Мы часто утешаем людей, говорим: Господь хочет, чтобы ты обратился к Нему, поднял к Нему руки. Иногда у человека такое отчаяние, что непонятно, какой он сделает следующий шаг. Надо остановить его, сказать «подожди», все можно начать сначала, и все наладится. Иногда мы здесь плачем вместе с ними. Иногда слов нет, скажешь: «Иди к Божией Матери, скажи Ей: «Успокой меня», — Она все слышит». И успокаиваются. Некоторые потом заходят, благодарят.

Получается, что вы очень много всего должны знать?

У нас даже есть книга: «Практическое руководство по приходскому консультированию». Всегда боишься что-нибудь не то сказать, особенно, когда плохо себя чувствуешь или у тебя свои скорби. Иногда жалуются на нас, что не так приняли, не то сказали. Я сама страдаю от своего характера. Скажешь что-то резким тоном, а люди этого не любят. Иногда кого-то обидишь, потом несешься за ним: «Простите!» В лавке работать непросто, ведь мы не только продавцы, но, отчасти, и катехизаторы.

Людмила Климова

Церковная лавка в процессе переезда из храмаЧто бы Вы хотели сказать тем, кто обращается к Вам на свечной ящик?

Я бы хотела попросить прощения у тех, кому не смогла помочь.

Когда приходят недоброжелательно настроенные люди и задают провокационные вопросы, агрессивно ведут себя, как Вы реагируете?

Я с ними соглашаюсь и говорю, что у нас, конечно, есть недостатки. Иногда люди остывают, когда узнают, что за требы нет определенной платы, а можно жертвовать сколько хочешь.

Что самое трудное в Вашей работе?

Устаешь от общения с людьми, которые приходят к тебе, как к психологу. Часто, рассказывая свою историю, люди ждут помощи, но к священникам идти боятся. А ты для них, как попутчик в поезде. Спрашивают, какую иконку купить, какому святому помолиться, но не из любви к Богу и святыне, а по каким-то суевериям. Часто встречается потребительское отношение. Пытаемся объяснить, а в ответ обида, как будто хотят сказать: «Почему ты не хочешь мне секрет открыть, что купить и кому свечку поставить, чтобы сразу хорошо стало?» Человеку больно, но меняться он не хочет. Ведь мы живем страстями и подпитываем их своей привязанностью к ним. Проблема еще в том, что есть много людей, которые живут в своем «сказочном» восприятии жизни и свои чувства считают единственно верными.

Сто лет Церковь разрушали, и она почти не могла влиять на жизнь общества. Мы потеряли накопленные веками семейные ценности, честь и достоинство. Мы стоим посередине пустого сожженного поля, и даже обильно поливая и удобряя его, никак не можем получить хорошего урожая — нужны годы постоянного труда. Хотелось бы, чтобы мы объединились, стали дружны и сердечны, и тогда незначительными станут обиды и переживания. А там «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:19, 20).

Светлана Барышникова

Вы давно работаете в лавке?

С Рождества 2008 года. До этого я периодически заменяла сестер. Мне всегда хотелось чем-то помочь в храме, так что эта работа — для меня, я люблю общаться с людьми, что-то дать, помочь, объяснить. Нужно стараться относиться ко всем с любовью и не считать, что ты во всем прав.

Многие люди боятся сразу подходить к батюшке и заходят сначала в лавку. Как Вы их встречаете?

Отношение к человеку должно быть бережное, доброжелательное, иногда приходится говорить, как с маленьким ребенком. К людям нигде так не относятся, а если и в храме не проявят любви, то бежать будет некуда. Конечно, в идеале, не должно быть никакого места грубости и хамству в церковной ограде. Иногда людям объясняешь, как принято одеваться и вести себя в храме, но не всегда встречаешь понимание. Если человек начинает возражать, то лучше не спорить. Придет время, и он скажет: «Господи, как же меня терпели!» Нужно быть деликатным и ненавязчивым. Лучше не настаивать, а доброжелательно объяснять.

Люди приходят или «с заданием», или от себя — заказать сорокоуст, освятить машину, дом и т. д. Когда я вижу, что человеку нехорошо, спрашиваю у него аккуратно, что случилось. Бывает, завязывается разговор и иногда доходит до того, что хорошо бы в храм зайти — помолиться, покаяться. Некоторым людям хочется рассказать о себе даже очень личные вещи. Кто-то потом заходит, благодарит за участие в их судьбе.

Я стараюсь людей подвести к мысли, что без Бога ничего не получится в этой жизни, да они и сами это понимают, просто нужно сделать шаг в сторону алтаря. Я рассказываю из своего опыта, что даже нахождение в стенах храма меняет мышление, сознание. За эти час-два, пока ты находишься здесь, понимаешь, что с тобой происходит что-то важное. Вдруг какие-то воспоминания, от которых возникает чувство раскаяния. Под действием благодати в храме начинается наше «разоблачение», и люди, впервые с этим столкнувшиеся, могут уйти, потому что это неприятно. А на самом-то деле это как раз то, что надо. Ведь покаешься — и очистишься.

Какие вопросы люди задают?

Спрашивают, кому и о чем молиться. Даю свой совет, рассказываю, что знаю.

Почему люди в храм не ходят, но приходят покрестить, повенчаться и отпеть?

Душа человека все же стремится к правде.

Вы предлагаете людям подойти к священникам?

Когда люди задают сложные, глубокие вопросы, я рекомендую подойти к священнику.

Например, в каких случаях?

Тяжелые семейные неурядицы, вопросы, связанные со здоровьем.

Как Вы считаете, правильно ли, что в ассортименте лавки, помимо свечей, икон и книг, есть чашечки, ложечки, сувениры?

Если человек хочет приобрести небольшой подарок близким и при этом помочь храму, то в этом ничего плохого нет.

Рекомендуете ли Вы книги?

Да, я всегда стараюсь подобрать книгу. Я считаю, что книги — это Божественное явление в жизни.

Как Вы пережили переезд лавки из храма в отдельное помещение?

Я считаю, что решение это было правильным, потому что работа лавки мешала богослужению. Мы разговариваем с посетителями, пожилые люди плохо слышат, часто переспрашивают, а службе ничто не должно мешать.

Что самое трудное в вашей работе?

Если очень устал, то начинается суета, она и мешает. Нужно молиться не прекращая, чтобы не впускать в себя суету.

Ирина Мачинина

У Вас есть какой-нибудь секрет, какой-то свой подход к работе с людьми?

За годы работы, конечно, выработался свой подход. Работая в лавке, я многому учусь у людей. Меня восхищает, насколько человек может быть тактичен, вежлив, грамотен, даже становится стыдно. Я работаю в лавке более 20 лет, и за все это время, кажется, только раза два было очень трудно. Однажды, когда лавка была еще в храме, зашел мужчина. Причем он и не собирался ничего покупать, не заказывал никаких треб — просто пришел посмотреть и поговорить. «Вы не поверите, я живу «с бесом в голове» и мне очень плохо», — сказал он. Служба тогда не шла, батюшек не было. Он поднял на меня глаза, и мне показалось, что они какие-то нечеловеческие, — даже плохо стало от этого взгляда. Я ему посоветовала пойти на исповедь, рассказать все батюшке. Он стал заходить в храм периодически. Лет через пять мы встретились с ним в паломнической поездке — и это уже был совсем другой человек.

Люди приходят сюда часто со своим горем, они в растерянности — идут, что их выслушают. Я пытаюсь найти какие-то слова, предлагаю взять Евангелие или Псалтирь, объясняю, что это такое, как читать. Хотелось бы, конечно, чтобы люди не только высказывались, но и готовы были выслушать совет. При этом встречаются такие, с которыми лучше не начинать разговор — любое слово воспринимается в штыки.

Расскажите об ассортименте лавки.

Здесь у нас есть самая разная литература. Библия, молитвословы, Закон Божий — простые, детские, иллюстрированные, подарочные. Святоотеческая, историческая, художественная литература для детей и взрослых. Журналы: Фома, Православная Беседа, Славянка, Русский дом, Наследник. Календари и кулинарные книги, раскраски для детей. Есть иконы и иконная утварь — самая разная; свечи и кресты. Есть у нас и сувениры — они радуют и детей, и взрослых. Людям хочется принести что-нибудь из храма на память, сделать кому-то подарок.

Беседовала Вера Данилина


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha