Статьи, проповеди  →  Международные Рупышевские чтения
5 марта 2017 г.

Международные Рупышевские чтения

  23 января с. г. в Москве состоялись Международные Рупышевские чтения, приуроченные к 140-летию со дня рождения протоиерея Понтия Рупышева (1877-1939) и к 100-летию храма «Всех скорбящих Радость» в с. Михново под Вильнюсом, — храма, где батюшка служил последние восемнадцать лет своей жизни. При нем он создал драгоценное свое детище — действующую доныне общину мирян. Организация православной общины на территории Польши (ныне Микнишкес, Литва), в состав которой входил тогда Виленский край, была подвигом не только духовным, но и гражданским. О жизненном пути и духовном наследии о. Понтия написано несколько книг, записаны аудио- и видеоматериалы, подготовлены программы ТК «СПАС», радио «Благовещение». Предлагаем (в сокращении) один из представленных на Чтениях докладов: А. Шальчюнас (г. Вильнюс, Литва), аспирант МДА. «Протоиерей Понтий Рупышев и михновская община. Опыт исторического исследования».

Преподобный Варсонофий Оптинский как-то сказал, что упадок и запустение обителей начинаются с забвения их основателей и подвижников. Михновская община всегда свято хранила и хранит память о протоиерее Понтии Рупышеве, его подвигах и молитвах, питающих современное ее бытие. Однако, ввиду территориальных и канонических коллизий, история Виленского края, включенного в состав Польши и подпавшего под юрисдикцию автокефальной Польской Православной Церкви, на долгие десятилетия выпала из внимания историков Русской Православной Церкви. Ни община, ни ее основатель никогда не отделяли себя от Церкви в России. Пастырь неразрывно сохранял духовную связь с Русской Церковью в своем беззаветном служении Богу, где бы оно ни проходило: в тюрьмах, учебных заведениях, морском флоте, приходах в России, Литве, Латвии или Польше. Современная история михновско-понтиевской общины, протекающая уже в юрисдикции Русской Православной Церкви, — это почти столетняя история подвижничества и исповедничества православной веры.

Отправной точкой документального исследования стали воспоминания духовной дочери о. Понтия Варвары Николаевны Корецкой. Ее книга «Не оставлю вас сиротами: жизнеописание и благодатные мысли протоиерея Понтия Рупышева» издана в 1999 г. Были также изучены фонды в 14 архивах 4-х стран: России, Литвы, Латвии и Белоруссии, где в свое время жил или служил протоиерей Понтий. Использован архив общины, в котором нашлось много интересных документов, помимо самих богословских творений о. Понтия, которые еще ждут своего исследователя. Были записаны интервью с многими лицами, включая родственников батюшки и старших насельников общины, которые еще помнили самого настоятеля. Общий объем источников — свыше тысячи архивных документов, включая свидетельства о прижизненных и современных чудесах о. Понтия.

О. Понтий родился в Виленской губернии в дворянской семье. Готовил себя к монашеству, но получив благословение на пастырство, вступил в брак и, сдав экстерном богословский экзамен при Виленской семинарии, в 1901 г. в возрасте 24 лет был рукоположен в пресвитеры. Подвижнический, монашеский настрой о. Понтия в полной мере раскрылся затем в общинной жизни в Михново и был усвоен многими духовными чадами. Перед началом нового жизненного пути он вместе с супругой посетил своего духовника св. прав. Иоанна Кронштадтского, духовную связь с которым поддерживал еще с гимназических лет. Неоднократно сослужил в Андреевском соборе о. Иоанну, называвшему молодого священника другом и братом и исцелившему его от тяжелой болезни, требовавшей операции. Благодатное влияние духовного отца проявилось во многих аспектах пастырского служения о. Понтия, и позднее, уже сам будучи известным духовником, он предсказал прославление Иоанна Кронштадтского в лике святых.

С самого начала своего служения на приходах Виленской, а затем и Минской губерний о. Понтий проявил себя как ревнитель чистоты православия, наотрез отказываясь соблюдать сложившиеся там языческие обычаи: венчать пьяные свадьбы, допускать к причастию живущих в недостойных сожительствах. Посыпались доносы архиерею, ненавистники открыто бросали на улице камнями в пастыря. Однако тот принимал все удары как от Промысла Божиего, не попускающего ничего свыше сил.

Важным поприщемЦерковь «Всех скорбящих Радость», построенная по благословению оптинских старцев, на котором в полной мере раскрылись его таланты, было преподавание Закона Божьего сначала в приходских школах, а затем в мужских и женских гимназиях Бобруйска и Могилева. В этот же период пастырь безвозмездно осуществлял тюремное служение в Бобруйской тюрьме. В 1911 г. был назначен во 2-ю Минную дивизию Балтийского флота. Служение священника на флоте требовало огромного напряжения всех сил: именно в матросской среде сдетонировал революционный взрыв, а условия служения на корабле были такими, что некоторых священников, согласно ведомственным отчетам, «снимали с судна с тяжелейшими депрессиями спустя несколько месяцев службы». Отец Понтий прослужил на флоте 6 лет. Из них 3 года во время Первой мировой войны, участвуя с командами судов минной дивизии в боевых заданиях, обороняя Рижский залив.

В 1917 г. в России вспыхивает революция, чуть позднее начинаются массовые убийства священнослужителей. Спасая себя и семью от матросского произвола, о. Понтий уезжает в Петроград, где служит настоятелем Спасской церкви Походной Петроградской канцелярии. Но и там на него поступает ложный донос, грозивший расстрелом. Предупрежденный об аресте, священник, зайдя домой, спешно прощается с семьей и, без вещей и денег, 4 июля покидает Петроград. Свою семью о. Понтий больше никогда не видел.

В тяжелейших условиях военного времени о. Понтий восстанавливал церковную жизнь вначале в Двинске, а с 1920 г. — в Литовской епархии в Вильно. Проделывая сотни километров пешком, он посещал приходские церкви, многие из которых были разрушены войной, собирал прихожан для богослужения, служил литургии, крестил и присоединял к православию, содействовал решению земельных и имущественных дел приходов. Апостольские труды отца Понтия были отмечены благодарностью Владыки Елевферия (Богоявленского).

Венцом его пастырской деятельности стало создание в Виленском крае, в поместье дворян Корецких, православной общины монашеского типа. В ней, подобно апостольским общинам Древней Церкви, родовитые хозяева наравне с бывшими слугами добровольно, по Евангелию, отдали себя на служение Богу и ближним. Центром и смыслом строгой духовной жизни общины стала литургия, объединявшая всех во Христе, питавшая в Таинствах и укреплявшая в нелегких трудах. Богослужения в домовой церкви Корецких, построенной по благословению оптинских старцев, совершались ежедневно, члены общины причащались Святых Христовых Тайн три-четыре раза в неделю, откуда и черпали силы для аскетической жизни. Насельники обрабатывали землю, держали домашнюю живность и жили от доходов с хозяйства. Понемногу человек, будучи наставляем в вере, привыкал к послушанию, труду, воздержанию, т. е. деятельно проходил путь духовной жизни подобно тому, как это происходит в монастырях. Разница была лишь в том, что, не будучи связан монашескими обетами, человек был властен сам решать, может ли он жить в послушании или предпочтет уйти из общины. Церковноначалие не раз предлагало отцу Понтию оформить общину как монастырь. Однако батюшка прозорливо предвидел, что отсутствие официального статуса поможет ей сохраниться в грядущих гонениях.

Миссионерская деятельность о. Понтия РМикнишкес. Церковь Всех скорбящих Радосте.Часовня во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского с усыпальницей о. Понтияупышева не ограничивалась рамками общины и охватывала весь Виленский край и западную часть Белоруссии. Тысячи душ спас он для жизни вечной. Каждый год он выезжал в другие приходы, куда его приглашали настоятели по просьбе своих прихожан. За неделю до выезда и он, и все насельники общины строго постились. Перед отъездом служился молебен. А после отъезда насельники продолжали соблюдать пост вплоть до возвращения батюшки. Посещаемые им храмы были переполнены так, что все не помещались в церкви и стояли во дворе. У людей появлялась и укреплялась вера в то, что батюшка не кто иной, как посланник Христов. Это было настоящее движение народного почитания о. Понтия.
«…Поездки мои на приходы по милости Божией прошли благополучно. Народу везде было по нескольку тысяч. 30 июля с.г. поеду опять на приход, если Бог позволит», — писал о. Понтий в письме к одной из своих духовных дочерей.

В 1939 году о. Понтий после болезни отошел ко Господу. Новая эпоха в истории общины стала испытанием ее на духовную крепость. Труд, послушание, молитва — только уже под видом коллективного социалистического хозяйства. Храм за все годы ни разу не закрыли. Богослужения в нем не прекращались никогда, хотя община жила под постоянной угрозой запрета. Михновцам не разрешали принимать паломников, тщательно надзирали за тем, чтобы никто не остался в общине на постоянное жительство. Ее пытались закрыть, раскулачить, передавали все имущество в близлежащий совхоз. Но община выстояла и сохранилась. Во время Великой Отечественной войны Михново кормило и давало приют беженцам.

Современный этап общинной жизни с начала 90-х гг. начался с притока новых сил в лице верующих, искавших подлинную духовность и по-разному приходивших к Богу в это время. Ныне духовно окормляют михновскую паству архимандрит Леонид (Гайдукевич), видевший отца Понтия еще в детстве, и иеромонах Иоанн (Ковалев). Настоятель общины возродил хозяйство, улучшил бытовые условия, построил новые гостиницы для паломников и трапезную, отремонтировал храм и часовню в честь св. прав. Иоанна Кронштадтского, где упокоился о. Понтий. Михновско-понтиевская община доказала свою духовную зрелость и способность отвечать на вызовы целых эпох, которые принесли многочисленные испытания ищущим спасения духовным ратоборцам, укрепляемым силой Божией. Нашему непростому времени можно адресовать следующие слова отца Понтия: «Мы призваны к оптимизму, надо жить так, чтобы наша жизнь была славословием Пресвятой Троицы и началом вселения в Царство Вечной славы, и наше жительство на Небесах есть».

 


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha