Статьи, проповеди  →  Сергей Иосифович Фудель «Свет Церкви»
4 мая 2017 г.

Сергей Иосифович Фудель «Свет Церкви»

К 25-летию освящения придела Новомучеников и исповедников Церкви Русской в храме Казанской иконы Божией Матери с. Пучково

 

Христос Воскресе!

Вторник Светлой Седмицы — знаменательный день для нашего храма: исполняется 25 лет освящения алтаря в честь Новомучеников и исповедников Церкви Русской, явленных и неявленных. Он стал первым в России престолом в честь святых мучеников ХХ века. На Соборе 1992 г. были прославлены первые семь имен, но митрополит Ювеналий, имея в виду будущее всеобщее прославление, написал на антиминсе: «Новомучеников и исповедников Российских».

Среди верных чад Церкви, своей жизнью подтвердивших истинность слов Спасителя: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее» (Мф. 16, 18), безусловно, можно назвать и Фуделя Сергея Иосифовича (13.01.1901 - 7.03.1977), исповедника веры, самого сокровенного духовного писателя и богослова XX века. В нашей стране уже не раз проходили Фуделевские чтения. Недавно, 11 марта 2017 г., в г. Покров Владимирской области (где закончил свою земную жизнь и был похоронен Сергей Иосифович) состоялась под председательством Высокопреосвященнейшего Евлогия, митрополита Владимирского и Суздальского, научно-практическая конференция «Огонь зарождается от огня: церковное служение Сергея Иосифовича Фуделя (к 40-летию со дня преставления)». Как было отмечено участниками форума, книги, приведшие к вере огромное множество людей, — это не академическое богословие, а живое слово ученика Христова, принявшего Его крест. Они отличаются подлинной церковностью, следованием святоотеческому духу. Эту евангельскую и святоотеческую подлинность дал Фуделю его исповеднический опыт. Аресты, бесконечные часы допросов, долгие годы тюрем и ссылок, а между ними — солдатская служба в годы войны. С небольшими перерывами, наполненными каждодневным ожиданием нового ареста, эти испытания растянулись на три десятилетия.

Фудель считал себя грешным человеком, которого Господь удостоил милости быть другом святых. Ему довелось близко общаться с великими подвижниками веры, многие из которых были впоследствии прославлены Русской Церковью как преподобные, новомученики и исповедники, свидетели верности Христу в годы пережитой Церковью Голгофы (прпп. Иосиф и Нектарий Оптинские, Алексий Зосимовский; сщмчч. Кирилл (Смирнов) и Фаддей (Успенский), свт. Афанасий (Сахаров) и др.). Подробнее об их подвиге веры и исповедническом пути самого писателя можно узнать из его книг, а также из жизнеописания С. И. Фуделя, которое подготовлено и издано, вместе с трехтомным собранием его сочинений, трудами прот. Николая Балашова и Людмилы Ивановны Сараскиной. Мы же публикуем (в сокращении) эссе С. И. Фуделя «Свет Церкви».

Сергей Иосифович Фудель
«Свет Церкви»

«Церкви вверен свет Божий»

Св. Ириней Лионский

Жизнь Церкви есть продолжение в истории жизни Иисуса Христа. В этом все объяснение Церкви. Христос — в Его Тайной Вечере, Голгофе и Воскресении, Христос — в Его святости продолжает Духом Святым жить в теле Церкви. Мы можем говорить только о такой, о действительно святой Церкви, так как только такая Церковь есть любовь и надежда человечества. Она есть свет, который «во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин 1, 5). И она истинно существует: следы ног святых мы видим и в наши дни. Было достаточно тьмы в истории. Церковь пытались смести с лица земли языческие императоры. Церковь хотели бы исказить все еретики — от гностиков до Толстого. Но гораздо страшнее для Церкви всегда была тьма внутренняя: не турецкие султаны, рубившие головы, и не люди, явно или примитивно искажавшие догматы веры и тем самым отделявшиеся от Церкви, а та сила зла, которая, никуда от Церкви внешне не отделяясь, Церковь как бы не отрицая, изнутри растлевала церковное тело, отвоевывая себе пажити порока внутри церковной ограды. Эта внутренняя тьма есть следствие отрыва веры от любви, вероучения от жизни, создание какой-то призрачной, словесной или «символической» веры, не идущей путем подвига любви, путем исполнения заповедей.

Призыв к подвигу есть призыв к личной Голгофе, через которую человек ведет борьбу с темнотой внутри себя, а тем самым — и внутри Церкви. Это и есть великое дело Христово в мире, Его «великая мысль», чтобы через бесчисленные Голгофы людей, через их жертвенную веру и любовь загорелось над миром вселенское Воскресение. В этом смысл жизни Церкви.

Призыв к подвигу пронизывает все учение и апостолов, и первохристиан, и всех святых до наших дней. «Облечься во имя Христово и не идти путем Христовым — не есть ли это предательство имени Христова? (Св. Киприан Карфагенский). Святая Церковь «ничего не заимствует» от тьмы церковной, но эта тьма все время стремится «объять» ее, совершенно так же, как и жизнь малой церкви — отдельной человеческой души. Это есть попытка зла внутренним омертвением тканей церковного тела доказать призрачность его бытия, то есть практически, не на соборах, а на деле доказать ложность догмата о Церкви. Если все устремление еретиков первых веков было против богочеловечества Главы Церкви, попыткой умалить или Его Божество, или Его человечество, то внутреннее заражение пороком церковных людей имеет целью показать фактическую неудачу всего Его великого замысла. Если те ереси для Церкви уже потеряли свое острие, то эта ересь жизни не только никогда не ослабеет, но, наоборот, чем ближе конец истории, тем все страшнее будет ее наступление на Церковь, чтобы еще успеть доказать, что не было, что никогда не было в истории Тела Христова, пеленами или плащаницею обвитого.

Борьба за чистоту этого «душевного состава», за созидание внутри себя «малой церкви» и есть жизнь церковных людей. Церковь есть сораспятие и совоскресение Христу, и только участвующий в этом, хотя бы в малейшую меру своих малых сил, участвует в святой Церкви.

Христос в истории спасает человека, а не историю, не мир, но Церковь, то есть только людей, «возлюбивших явление Его». И для этих людей дано и другое пророчество Евангелия: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее». Ни темнота истории, ни все увеличивающаяся темнота церковной действительности не погасят света святой Церкви. Сколько бы истинных христиан ни осталось к концу времен, святая вселенская Церковь и тогда будет озаряться светом Пятидесятницы. И может быть, самый победоносный, самый яркий свет Церкви будет именно тогда, когда, по Евангелию, будет так трудно «найти веру на земле». «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5).

 


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha