Статьи, проповеди  →  Какие жены в христианстве!
4 мая 2017 г.

Какие жены в христианстве!

(Из книги Татьяны Грудкиной «Жизнь как жертва: нравственный подвиг русской женщины»)

В 2017 году исполняется 205 лет со дня рождения и 160 лет со дня упокоения Нины Александровны Грибоедовой (Чавчавадзе) (4 ноября 1812 - 28 июня 1857). В древности язычники, восхищаясь вдовами, проводившими целомудренную жизнь, восклицали: «Боже великий, какие жены в христианстве!» Судьба Нины Александровны подтвердила истинность этих слов даже много веков спустя. Ее беспорочная верность памяти мужа стала легендарной еще при жизни и заслужила уважение в Грузии и в России.

Два Александра

Нина Чавчавадзе была старшей дочерью князя Александра Герсевановича Чавчавадзе, героя Отечественной войны 1812 г., личного адъютанта Барклая де Толли. Отважный генерал Чавчавадзе был награжден несколькими орденами и золотой георгиевской саблей с надписью «За храбрость». Его крестной матерью была сама Екатерина Великая: не смогла государыня отказать в просьбе окрестить сына грузинскому послу Герсевану Чавчавадзе, который подписал судьбоносный Георгиевский трактат, навсегда связавший Грузию с Россией. Крестник императрицы стал выдающимся человеком — он знал несколько языков, был незаурядным поэтом и переводчиком, собрал лучшую на Кавказе библиотеку и при этом занимал важный пост на государевой службе: губернаторствовал в Эривани и управлял несколькими областями.

Старинным другом грузина Александра Чавчавадзе был русский Александр — Александр Сергеевич Грибоедов. Он воевал на других полях — дипломатическом и литературном. Наследник старинного боярского рода, потомок героев ополчения 1612 г. Грибоедов окончил два факультета Московского университета (словесный и юридический), получил ученую степень кандидата права и занял видное место в министерстве иностранных дел. Знал восемь иностранных языков и блестяще владел родным, на котором написал несколько комедий и свой бессмертный шедевр — «Горе от ума». Грибоедов был талантливым композитором, виртуозным пианистом и заядлым театралом. Он стал для Чавчавадзе «русским зятем», которого полюбила его старшая дочь.

 

Как Ангел

Кахетинская княжна Нино Чавчавадзе была прекрасно образованна: занималась русским и французским языками, пением, танцами. Она была необыкновенно музыкально одарена, легко разучивала и исполняла на фортепьяно самые сложные пьесы. Что-то неуловимо ангельское было в ее лице, какая-то одухотворенная красота, сразу западавшая в сердце. И нрав у этой девочки был ангельский — тихий, кроткий, доверчивый, и «улыбка хороша, как благословение». Именно такой ее впервые увидел Грибоедов, когда приехал на Кавказ. Тогда он провел в Цинандали, в гостеприимном доме Чавчавадзе, несколько месяцев, поразив десятилетнюю Нину и ее сестру Екатерину виртуозной игрой на пианино одной рукой: вторая была прострелена на недавней дуэли. Следующая встреча состоялась спустя несколько лет. Нине — четырнадцать, и она так же скромна и добра, как ангел. А Грибоедов — заслуженный дипломат, переводчик и знаменитый поэт. Он  много рассказывал о пестрой Персии, учил держаться в седле и на несколько месяцев стал для прилежной Нины строгим учителем музыки и французского.

 

Десять дней счастья

16 июля 1828 г. состоялась их новая встреча. Только что назначенный полномочным послом при персидском дворе, весь в орденах и лентах, статский советник Грибоедов думал найти в Грузии только краткий привал, а нашел большую любовь. Черными бархатными глазами Нины ему неожиданно улыбнулось долгожданное счастье. Ей — неполных шестнадцать, ему — далеко за тридцать. Чувство, внезапно нахлынувшее на поэта, было удивительно даже для него самого — «точно лучом обожгло». Княжеская чета Чавчавадзе находилась тогда в Армении, и молодых благословила крестная мать Нины — добрая Прасковья Николаевна Ахвердова. Тут же написали письмо родителям, и счастливая невеста стала готовиться к свадьбе, но накануне ее жениха сразил жестокий приступ малярии.

22 августа в Сионском соборе Тифлиса совершалось таинство венчания. Еще слабый после лихорадки жених покачнулся и уронил кольцо невесты на каменный пол... Нина робко взглянула на него, но тут же смахнула невольную слезу: нет, с ним она больше не верит в дурные приметы! Через два дня губернатор Тифлиса дал в честь уважаемых молодоженов роскошный званый обед на сто персон. Вскоре молодые отправились в свадебное путешествие по Кахетии. В Бодбийском монастыре, у мощей небесной покровительницы новобрачной — равноапостольной Нины, отслужили благодарственный молебен. В родовом поместье Цинандали судьба подарила десять дней безоблачного, как небо Кахетии, счастья.

 

Расставаться пора

Время отъезда Грибоедова к месту службы неумолимо приближалось. Большой караван с русским посольством отправился в Персию. Нина последовала за мужем. В древних храмах посольство приветствовали молитвенным пением и колокольным звоном. В Эривани князь Александр Чавчавадзе и его жена Саломия наконец-то смогли обнять молодого зятя и благословить дочь, уже ожидавшую наследника. 9 декабря Нина и Александр расстались. Как оказалось, навсегда. Он отправился в столицу Персии, она осталась ждать в приграничном Тавризе. И каждый день — письма, письма, теперь только в них вся жизнь. Он прислал жене из Тегерана чудесный инкрустированный чернильный прибор с гравировкой: «Пиши мне чаще, мой ангел Нинули. Навеки твой, А. Г.».

 

Цена крови

Грибоедов ехал в Тегеран с тяжелым сердцем. Он не без основания считал персидского наследника Аббас-мирзу своим личным врагом и знал, что выгодного для России туркманчайского мира, заключенного несколько месяцев назад, ему не простят. 30 января 1829 г. подстрекаемая фанатиками вооруженная толпа напала на русскую миссию. Грибоедов с обнаженной саблей в руке вышел навстречу неприятелю и принял мгновенную смерть посреди неравного боя. Разъяренная толпа разгромила и разграбила посольство, убив 37 русских и около 80 местных жителей. Еще три дня обезумевшая чернь таскала по улицам Тегерана обезображенное тело русского дипломата, которого потом смогли опознать только по простреленному на дуэли пальцу… В Петербург отправились послы с извинительными письмами. В знак примирения императору Николаю I был вручен огромный желтый алмаз «Шах», камень династии Великих Моголов — цена крови русского дипломата Александра Сергеевича Грибоедова.

 

Незабвенный

Встревоженная Нина долго и напрасно ждала известий от мужа. Кто-то случайно проговорился о разгроме русской миссии… В тот же час у Нины начались преждевременные роды. Недоношенный ребенок, которого успели окрестить Александром, почти сразу умер. Так несчастная женщина потеряла и мужа, и сына. Александра Грибоедова отпевали в Сионском соборе всего через год после венчания. С того черного дня она больше никогда не снимала черное платье. В ее жизни появился новый смысл — навсегда сохранить память о любимом муже и великом человеке.

Грибоедов завещал похоронить себя в центре Тифлиса на горе Мтацминда. Но этому воспротивились в грузинских верхах, заявив, что Грибоедов — иностранец. Помогло лишь заступничество губернатора Кавказа, генерала Ивана Федоровича Паскевича. Нина Александровна установила над могилой мужа мраморный мавзолей и за собственный счет восстановила древнюю мтацминдскую церковь св. Давида. Проект памятника она разработала сама: на каменном постаменте склонилась фигура рыдающей женщины, обхватившей руками крест. «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя. Незабвенному. Его Нина», — эти слова были высечены не только на камне, они зарубцевались на ее сердце.

 

Ради ближнего

Нина Александровна Грибоедова каждый день поднималась на Святую гору к могиле мужа и Божьему храму. Вера и верность давали ей теперь силы для новой жизни: был сохранен архив Грибоедова, благодаря ее настойчивости император снял запрет с публикации «Горя от ума»: комедия наконец-то увидела свет. Все свои личные средства вдова Грибоедова тратила на помощь бедным и несчастным. С той высоты, на которую ее подняла любовь, она увидела много человеческого горя и страдания. Авторитет вдовы Грибоедова в Грузии был так велик, что к ней обращались за помощью в примирении даже давних кровных мстителей.

 

Черный лебедь

В 1856 г. Нину Александровну вместе с сестрой Екатериной Дадиани, правительницей Мегрелии, пригласили в Россию на коронацию императора Александра II. Здесь она смогла осуществить свое давнее желание — увидеть на сцене «Горе от ума». После окончания спектакля актеры и зрители устроили вдове гениального писателя долгую восторженную овацию. Через год в Тифлисе разгорелась страшная эпидемия холеры. Нина Александровна, вызвавшаяся помогать в лазарете, отказалась покинуть зараженный город. Выхаживая больных, она заразилась сама. Чтобы не передать инфекцию, никого к себе не подпускала. Она тихо угасла на рассвете 28 июня 1857 г. и была похоронена рядом с мужем. Вдова русского поэта и дипломата Нина Александровна Грибоедова прожила с ним всего три месяца, а потом почти тридцать лет хранила лебединую верность единственному мужу и ждала встречи с ним в том благословенном мире, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная.


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha