Статьи, проповеди  →  На холмах Грузии...
7 августа 2013 г.

На холмах Грузии...

Грузия

На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною...
(А. С. Пушкин)

 

В мае этого года двое наших батюшек — о. Леонид и о. Лев решили свои отпуска провести в Грузии. И не пожалели об этом...

О. Леонид Царевский: В Грузию собирались давно — и о. Лев меня все уговаривал, но раньше все как-то не складывалось, были какие-то препятствия. А в этом году сложилось. Вместе мы теперь не можем ездить — нужно служить  — поехали один за другим. Отдельно, но все равно в итоге получилось, что вместе.

Грузия — древняя православная страна, одна из первых, принявших христианство — в IV веке, около 330 года. Поэтому мы знали, что там много святынь, традиций... И у меня в жизненной программе было, что там надо побывать. Есть уже такой опыт: когда едешь в святые места, не нужно сильно планировать, в таких местах обычно Господь направляет. Находится какой-нибудь человек, который говорит: поехали туда-то — и оказывается, что именно так и нужно. Через это Господь, Божья Матерь и святые направляют, а в Грузии обо всех заботится равноапостольная Нина (память 14/27 января и 19 мая/1 июня — в Грузинской Церкви эти дни относят к числу великих праздников). Мы ей молились, и она все устраивала, как нужно. Она ведь там хозяйка — Нина, Нино.

Много тут всякого таинственного. На Кавказе, на Востоке женщины обычно занимают весьма скромное место, а тут Господь так устроил, что Нино — главная. Сама Матерь Божия явилась Нине в Палестине и велела ей идти в Грузию — вручила ей крест из виноградной лозы, который сейчас хранится в Сиони, в Тбилиси.

О. Лев Аршакян: Именно тот крест, с которым она пришла в Грузию. Сейчас выстроен новый Кафедральный собор — Патриархом Илией II, — там было много чудес: геологи говорили, что нельзя строить, долго не могли докопаться до камня, до базальтового слоя. Патриарх говорил: копайте. И вот, по молитвам, нашли основу...

О. Леонид: Самеба — собор Святой Троицы. Грандиозное сооружение, идея, как в нашем Храме Христа Спасителя: нижний храм, верхний храм, зал соборов и многое другое... Говорят, это единственный в Грузии храм с золотым куполом. А Сиони — древний кафедральный собор, он находится на берегу реки Куры (Мтквари), назван в честь Сионской горы и освящен в честь Успения Пресвятой Богородицы. VI век.

 

Мцхета. Светицховели

Немного лет тому назад, Там, где, сливаяся, шумят, Обнявшись, будто две сестры, Струи Арагвы и Куры, Был монастырь...

(М. Ю. Лермонтов)

О. Леонид: Кроме Сиони, есть еще несколько главных святых мест в Грузии . Джвари ( по - грузински «крест») — где сливаются Арагва и Кура. Здесь св. Нина впервые поставила крест. Тут находится храм — в советское время он был музеем, — а внизу есть монастырь.

На другом берегу Арагвы, на месте ее слияния с Курой, находится Мцхета — древняя столица Грузии, где располагается Патриархия: большой Патриарший храм Светицховели, в котором, по преданию, хранится Хитон Господень — тот самый несшитый, единый, который не стали раздирать после Распятия... И еще много святынь.

В V веке царь Вахтанг I Горгосали перенес столицу в Тбилиси.

В Кахетии, в Бодбе, есть монастырь, где св. Нино прожила последние годы жизни — там ее гробница. Первым делом я со своими спутниками поехал туда.

Древние грузинские храмы Лампада над гробницей св. Нины в Бодбе V, VI, VII века сохранились с характерной архитектурой; их разрушали, конечно, многие храмы восстановлены, но видны древние камни, а есть храмы, сохранившиеся практически полностью.

О. Лев: Для меня поездка в Грузию была, конечно, особенной. Я же прожил в Грузии двадцать лет, но не был тогда еще верующим христианином. Работал в Тбилиси рядом с Сиони, Патриарха часто видел... Но это меня тогда очень мало трогало. Сейчас все уже по-другому. Я здесь, в России узнал, что Грузия — первый удел Божией Матери (их четыре, и во всех я был: Дивеево, Киево-Печерская Лавра, Афон, главный удел, а Грузия считается первым уделом). И вот, после благодати в трех уделах, где я побывал, я подумал: неужели Грузия в самом деле тоже благодатная? И открыл для себя такую Грузию. Не по преданию, а по знанию Церкви, сюда кроме св. Нины в VI веке Богородица послала тринадцать сирийских монахов*, и все они сначала вместе подвизались, потом по отдельности. Во всех местах, где они побывали, происходили чудеса.

Один из них, Давид Гареджийский, совершил паломничество в Иерусалим. Но он посчитал себя недостойным войти в город и только взял три камня как священные реликвии. И тогда Илие, тогдашнему Патриарху Иерусалима, было послано во сне от Господа, желавшего прославить Давида: некий монах унес всю благодать Иерусалима! Срочно догоните и заберите два камня. Третий камень, который Давид Гареджийский принес в Грузию, хранится в Патриархии.

 

«Гаихарет!» — «Радуйтесь!»

И Божья благодать сошла На Грузию! Она цвела С тех пор в тени своих садов...

(М. Ю. Лермонтов)

О. Лев: Мне Грузия очень напомнила Афон. Особенно монастыри. В первые годы после распада СССР люди просто собирались домами, дворами — не было ни отопления, ни электричества, они жгли костры, вместе готовили пищу и спасались общиной. И Патриарх Грузии был с народом всегда — действительно, как отец. Они все сейчас очень искренне любят своего Патриарха. По сравнению с тем, что было все эти годы, в Грузии, мне кажется, произошло чудо: восстанавливаются более 300 храмов и все монастыри.

О. Леонид: В советское время, конечно, многое было закрыто... Но сейчас люди очень верующие, хотя и разной степени воцерковленности, — первый тост поднимают «За Господа Бога!», а второй тост — за Патриарха.

О. Лев: И я нигде не видел, чтобы столько людей подходили к священникам за благословением, как в Грузии. На улицах, в транспорте... Появилось замечательное слово — раньше, когда я там жил, его не было: «Гаихарет!» — «Радуйтесь!» Все друг другу говорят: «Радуйтесь!» — и когда приветствуют, и когда благословляют... Это, конечно, не совсем дословный перевод — но близко, как в Акафисте: «Радуйся, Радосте наша...»

Я, когда ехал, все время думал: где же центр, где же сердце? Согласен с отцом Леонидом: центр грузинской духовности — это, конечно, Светицховели, Мцхета. Нам пономарь Паата очень подробно рассказал про животворящий столп.

Вообще история Мцхеты уходит в дохристианские времена. Туда пришло одно из колен израилевых после вавилонского рассеяния. По преданию, они принесли сюда милоть (плащ) Илии Пророка, она тоже хранится под спудом.

Позже одна из первых христианок Сидония, сестра раввина Элиоза, попросила своего брата, когда он шел в Иерусалим, чтобы он принес оттуда какую-нибудь святыню. Элиоз со своим братом Лонгинозом присутствовали при Распятии Господа и протестовали против несправедливого суда Синедриона. Элиоз передал ризу своей благочестивой сестре. Сидония, получив в руки святыню, потрясенная убийством Праведника, произнесла пророчество о конце царства Израиля и тут же скончалась. Никакими силами вырвать из рук усопшей Хитон Спасителя не удалось — так ее с ним и похоронили в царском саду.

О. Леонид: Экскурсовод нам сказала так: «И когда она прижала к себе Хитон, она от эмоций — умерла!»

О. Лев: На этом месте выросло дерево, от которого исцелялись не только люди, но и звери: питались его листьями и исцелялись... В IV веке, когда пришла св. Нина, дерево, видимо, уже засохло, его решили спилить и сделать из него столб. Но когда попытались этот столб поднять, то двести воинов не могли поднять его! И по молитвам св. Нины ангелы подняли его и поставили над могилой Сидонии. Из частичек дерева сделали крест, он сейчас находится там же, в Светицховели. В этом храме под спудом находится много гробниц царей. И в советское время решили пол поднять. Подняли — увидели много нетленных мощей. А потом некий геолог решил докопаться и посмотреть, есть ли там Хитон Господень. Очнулся дома на кровати, весь дрожа.

О. Леонид: А когда столб поднимали, от земли до неба вознесся светоносный столп.

О. Лев: А еще в Джвари св. Нина увидела лествицу до неба и ангелов на ней и как раз на этом месте установила крест.

 

Горные вершины...

О. Леонид: С одной стороны, Грузия очень разная — географически. Алазанская долина: река, виноградники, луга... и вдруг горы — то выше, то ниже... все время местность меняется. Одни горы зеленые, а в других местах — пустынные. Но во всем чувствуется некое единство... //О. Лев: Территория, вроде, небольшая, но если ее расправить...

О. Леонид: И почти с любого места виден Главный Кавказский хребет — снежные горы. Так что Грузия — не только долины и «холмы»... а еще и четырех-пятитысячники. Мы ездили в село Казбеги, там монастырь на высоте 2200 метров. А сама гора Казбек — выше 5000 м, мы не сразу его увидели, хотя были прямо под ним. Казалось, что он рядом, а на самом деле мы добрались менее чем до половины. Видели, как начинается Арагва со снежников: ручейки, ручейки — и очень быстро превращаются в реку. Перевалили Крестовый перевал на машине, а там таким же образом начинается Терек, который течет в Чечню.

Когда ехали от Тбилиси в Вардзи — место, где жила святая царица Тамара — за Боржоми видели красивейший Зеленый монастырь. Пещерный город царицы Тамары выдолблен в горе, там жило несколько тысяч человек. После землетрясения часть города обрушилась, и сейчас часть комнат оказалась снаружи... Сейчас там тоже действующий монастырь.

Когда ехали обратно, был прекрасно виден Кавказский хребет и Казбек — с другой стороны. В хорошую погоду горы хорошо видны. Но погода в горах очень быстро меняется: буквально пять-десять минут — и вдруг ветер, дождь, шквал, тучи с гор, и снег даже был в низине. При этом высыхает все очень быстро. На дорогах машины еще советских времен: «копейки», «шестерки», грузовики — старые ЗИЛы — и ничего, нормально ездят, не ржавеют.

А поселки, деревни напоминают наши южнорусские городки: покосившиеся заборчики, решеточки, все как было, так и осталось, даже надписи на русском языке сохранились. И в самом Тбилиси: названия основных улиц на грузинском и английском, а чуть поглубже зайдешь — есть и на русском: «проспект Лермонтова» и т. п.

О. Лев: Мне природа Грузии еще напомнила Гали- лею — Святую Землю.

О. Леонид: А в Алазанской долине — виноградники, и, как один наш спутник говорил, глядя на дорожные обозначения разных деревень: «О! Это я пил...» Киндзмараули, Мукузани, Саперави, Ахашени — оказывается, все это деревни, поселочки...

В Алазанской долине есть несколько святынь: например, монастырь священномученика Авива Некресского, знаменитый монастырь Алаверди — по одной из версий, от арабского «Бог дал», и отсюда же идет выражение «алаверды» — ответный тост, ответное слово. Вообще в Грузии тост не просто сопровождает застолье...

О. Лев: Да, это похоже на «агапы» — братские трапезы, с любовью, с пожеланием благословения от Господа, очень теплые.

Я еще обнаружил связь Грузии с Россией через храм Александра Невского. Это духовный центр русскоязычного населения в Тбилиси. Там подвизались ныне прославленный в Украинской церкви епископ Зиновий, старец Виталий, и была очень тесная связь с Глинской пустынью. К могиле старца Виталия приходят паломники, все время много народу

О. Леонид: Когда были гонения в советское время, Глинские старцы разъехались по разным местам, в частности в Абхазию...

О. Лев: А старца Виталия благословили быть в самом Тбилиси. Сейчас там его духовное чадо — схиигуменья Елизавета, она руководит женским монастырем. Ей старец очень много предсказал. Предсказал, что она будет жить здесь — и потом ее Патриарх Илия благословил жить в бывшей келье владыки Зиновия.

 

Блажен, кто верует...

«Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неровного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна...»

(А.С.Пушкин, «Путешествие в Арзрум»)

О. Леонид: Несколько лет назад Грузинская церковь канонизировала нескольких святых XX века. Это схиархимандриты Иоанн и Георгий Бетанийские, игумен Ефрем (Кереселидзе), служивший в годы сталинского режима, в 1987 г. канонизирован Илья Чавчавадзе, он на иконе в своей одежде, в костюме. А святой праведный Эквтиме Такаишвили в 1921 году, когда Грузия стала советской, был политическим деятелем, Мамадавити заместителем председателя Учредительного собрания. После революции он сумел вывезти из Грузии всю казну, невероятным образом все сохранил — деньги, золото и другие ценности. Жил в крайней бедности. На себя потратил только 4 фунта стерлингов: купил козу и жил на ее молоко. После войны он написал Сталину письмо, сообщив, что казна цела, и он готов ее вернуть. Сталин его принял. В последние годы жизни Такаишвили преподавал, был в большом почете, после смерти канонизирован и похоронен в Пантеоне Мтацминда (Святая Гора), рядом с храмом Давида Гареджийского (Мамадавити), где тот вначале подвизался (потом он уплыл по Куре, нашел место, где было много змей, чтобы его не тревожили, и основал Лавру). На Мтацминде был древний храм, засыпанный камнепадом, на его основании в XIX веке построили новый. В Пантеоне похоронено много замечательных людей: мать Сталина Екатерина Геладзе, которая была очень верующей, поэты, писатели, деятели культуры: Галактион Табидзе, Важа Пшавела, Нодар Думбадзе, Илья Чавчавадзе, Верико Анджапаридзе... И там же — могилы А. С. Грибоедова и его жены Нино Чавчавадзе. Внутри храма тоже много захоронений, в том числе русских.

О. Лев: Отношение к России очень теплое. Когда мы поднимались от источника Нины, нас подвез один крестьянин на старой «Волге» — так мы всю дорогу с ним говорили по-русски, хотя он сказал, что тридцать лет на русском не разговаривал. Все вспомнил! И простые люди хотят, чтобы отношения с Россией восстановились. Анчисхати Мы были в монастыре Стефана — одного из тринадцати сирийских монахов — это настоящая деревня в Алазанской долине. В этом монастыре, где Нина подвизалась, ее гробница до XIX века была открыта, и можно было видеть нетленные мощи св. Нины. Есть даже икона, где она написана с закрытыми глазами. Там мне разрешили самому послужить.

О. Леонид: Я тоже служил — в храме Анчисхати (Рождества Богородицы), и хотя сама служба идет на грузинском, возгласы давал на славянском, и все очень хорошо это принимали. Пел мужской хор старинным распевом, очень красиво. Грузинские распевы повеселее, чем современные греческие, более разнообразные и мелодичные.

О. Лев: Служили, как дома! И с батюшками по-русски говорили. Нас пригласил один монах, отец Михаил. Монастырь — типичная грузинская деревня. На вечерне народу было больше, чем в Пучково. А отец Михаил сказал, что это еще мало, просто сегодня все были на празднике в Бодбе и устали.

Конечно, все испытания для Грузии промыслительны, наверное — чтобы народ сплотился.

О. Леонид: Патриарх Илия придумал, как решить демографическую проблему. Объявил, что каждый третий ребенок в семье будет его крестником. У него огромный помянник, он за всех своих крестников молится — несколько тысяч человек.

О. Лев: И еще я был в храме св. Георгия Победоносца в женском монастыре. Там есть придел Иверской иконы Божией Матери. Красота, покой — как в раю. Или как на Афоне. И там хранится подаренное Патриарху Грузии кадило батюшки Серафима Саровского, нам его вынесли... Такая теплота. И Тбилиси переводится, как «теплая вода».

О. Леонид: Ощущение, что из-за такого количества святынь в Грузии силам зла невозможно что-то сделать, как они ни пытаются! И в России ведь тоже так...

О. Лев: В Акафисте Иверской Божией Матери, в икосе есть слова: «Радуйся, пославшая проповедницу Евангелия в землю Иверскую; радуйся, обратившая сию страну от прелести идольстей к свету Христову. Радуйся, отрасли неувядаемыя розго, дивную лозу Нине даровавшая; радуйся, от нея произрастившая гроздие чудес и благия веры. Радуйся, сад духовный на Афоне насадившая; радуйся, струю из него просвещения духовнаго стране Иверстей источившая...»

 


 

* Прп. Иоанн Зедазенский, Сщмч. Авив, еп. Некресский, Прп. Антоний Марткопский, Прп. Давид Гареджийский, Прп. Зинон Икалтойский, Прп. Фаддей Степанцминдский, Прп. Иессей, еп. Цилканский, Свт. Иосиф, еп. Алавердский, Прп. Исидор Самтависский, Прп. Михаил Улумбойский, Прп. Пирр Бретский, Прп. Стефан Хирсский, Прп. Шио Мгвимский.

обратно


Фотографии [0]

Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha