Статьи, проповеди  →  Рассказ очевидца
1 октября 2000 г.

Рассказ очевидца

В день Преображения Господня, 19 августа, Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II совершил великое освящение Храма Христа Спасителя в Москве и Божественную Литургию. Святейшему сослужили епископат Русской Православной Церкви и Предстоятели Поместных Православных Церквей Грузии, Сербии, Болгарии, Кипра, Албании, Чехии и Словакии, Румынии, Америки, Японии.

20 августа в храме Христа Спасителя состоялась первая служба новопрославленным святым.

Некоторым нашим прихожанам посчастливилось принимать участие в столь важных для нашей страны и нашей Церкви, а так же для всего христианского мира исторических событиях.

 

Все началось с того, что я по радио услышала о том, что канонизирована Царская Семья на Соборе, и 20 августа в храме Христа Спасителя пройдет служба, на которой состоится прославление всех новомучеников, в том числе Царской Семьи. Мне очень захотелось туда попасть, но я понимала, что это нереально, потому что вход на такие службы всегда по пригласительным билетам. Учитывая то, что на этой службе прославляют множество святых, и в этот день закрывают Собор, входных билетов было очень мало.

 Я стала спрашивать у всех своих друзей, знакомых, не могут ли они мне достать на эту службу пригласительный билет. Все говорили, что это нереально, что многие хотят попасть, но не получается. Постепенно стали предлагать пригласительные билеты на крестный ход 19 числа, в праздник Преображения Господня. В этот день должно было состояться освящение храма Христа Спасителя. Наш благочинный дал 60 пригласительных билетов на наш маленький приход. Это очень много. Московские храмы получили всего по 10-20. Надо сказать, что наши прихожане не очень активно откликнулись на этот призыв. Было человек 20-25, не больше. Это было связано с тем, что Преображение – двунадесятый праздник, многие хотели причаститься. Но пригласительный билет давал право только на крестный ход, но не на посещение службы. Для этого нужны были другие пригласительные.

С другой стороны, происходят такие важные события в жизни Церкви: прославление Царской Семьи, святых новомучеников и освящение кафедрального собора!.. Я подумала, что это бывает один раз в жизни!

Надо сказать, что большую роль в принятии такого решения сыграл наш преподаватель истории в Богословском Институте,  М.Н. Воробьев. Когда мы учились на первом курсе, началась закладка храма Христа Спасителя. На стройке одна стена была сделана стеклянной, и можно было зайти в музей храма, подойти к этой стене. И через эту стену было видно, как строят храм. Михаил Николаевич на каждой лекции говорил: «Вы сходите – не пожалеете, потому что это будет очень важное историческое событие. Раз в жизни можете увидеть, как строится такой грандиозный храм, как засыпается бассейн, возводят стены».

Мы приходили смотреть, и храм рос у нас на глазах. Сначала я относилась к этому неоднозначно, как, наверное, и многие. Это был сложный вопрос с восстановлением храма. Впоследствии это мнение у меня поменялось, в частности, благодаря событиям, про которые я хочу сейчас рассказть.

Мы приехали к храму свт.Николы в Хамовниках к 7 часам утра. Это было после теракта на Пушкинской площади, поэтому все очень строго контролировалось. С собой можно было нести только паспорт и пригласительный билет. У каждого человека на пригласительном билете была написана зона. В зависимости от зоны люди шли от разных храмов.

Когда мы приехали, то увидели очень необычную картину: движение перекрыто и стоит колонна, конца которой не видно. Люди стояли построенные в шеренги по 5 человек. Впереди – с хоругвями и иконами, а дальше уже шли прихожане храма. Потом  опять хоругвеносцы, а потом – опять храм. Было видно, как много было храмов.

Рома, наш староста, с Федором Лазутиным взяли с собой писаные иконы свв.Зосимы и Савватия и Крест. Очень красивые иконы, и их позвали открывать крестный ход от Николы в Хамовниках. Наш крест и иконы из нашего храма “шли” самые-самые первые.

Потом мы пошли; было перекрыто все движение, люди останавливались, очень удивленно на нас смотрели, некоторые махали руками. Мы шли, пели разные песнопения, тропари праздничные. Я вспомнила, как читала про крестные ходы у Шмелева. Было ощущение, что я там, в XIX веке. Ощущение сопричастности к той церкви нашей, дореволюционной.

Когда мы стали подходить к храму Христа Спасителя, мы видели, что из других мест тоже двигаются колонны. И чудесным образом оказалось, что у нас самое замечательное место – у главного входа (мы на это совершенно не рассчитывали и очень обрадовались) – того входа, через который въезжал Патриарх. Мы видели, как приехал Патриарх, и из храма вынесли огромную-огромную икону Божией Матери (я даже не знаю, как ее удерживали двое человек). Патриарх к ней приложился и зашел в храм.

Крестный ход окружали разные рода войск: моряки, десантники - все в парадной форме. Они были со знаменами. Когда заходил Патриарх, они брали на караул. А потом, когда Патриарх зашел в храм, они очень красиво ушли под барабанный бой.

Началась служба освящения престола. Обычно мирянин не может этого видеть. Мы только можем знать, что происходит. Но рядом с нашей зоной был огромный экран.  Я видела, как забивают гвозди вглубь престола. Это образ тех гвоздей, которми прибивали ко кресту Христа. Гвозди забивали камнями, и на камнях было написано, откуда они. Потом эти камни кладутся под престол. Престол помазали миром, розовым маслом. Было видно, как заливают воск в дырочки для гвоздей. Потом престол опутали веревкой, надели на престол все одежды, возложили антиминс. К сожалению, нам не было ничего слышно, т. к. экран был отдельно, звук – отдельно. Тот, кто хотел смотреть, ничего не слышал, а кто хотел слушать – ничего не мог видеть.

Потом начался крестный ход, и мы пошли к храму. Из дверей, напротив которых мы стояли, стали выходить владыки. Было 5 патриархов и больше 150 владык. Они шли по двое.

Три хора выходили вместе с Патриархом. Потом, когда проходил крестный ход, Патриарх остановился у врат храма, уже закрытых. После чтения определенных молитв врата открыли, и в уже освященный храм вошло духовенство. Мы все это видели, т.к. происходило это все непосредственно перед нами.

Так получилось, что тем светским людям, которые были приглашены, было, видимо, тяжело все отстоять всю службу, потому что все-таки освящение престола – это долго. И они стали из храма уходить. Они шли и в руках у них были пригласительные билеты. Я подумала, что, может быть, я рискну и попрошу билет. Я подошла и попросила. И мне его дали. Я, вне себя от радости, побежала к своей сестре, говоря: «Таня, смотри!». Все, естественно, тоже захотели попасть на службу, и я решила поспрашивать еще, и достала еще один билет. Я отдала его своей сестре.

Так получилось, что многие наши прихожане смогли пройти и без пригласительных. Все были несказанно счастливы и сначала даже не могли осознать, что происходит, и те, кто хотел причаститься, смогли это сделать.

Мы зашли в храм. Литургия еще не началась, читали часы. Можно было свободно походить, осмотреть храм, памятные доски с именами людей, погибших  во время войны 1812 года. Во время службы пели замечательные хоры. Было ощущение, что этот храм не разрушался. Когда заходишь в новый храм, всегда чувствуешь, что он новый. А тут ощущение, что храм намоленный веками. Может быть, потому что такие события, столько святых прославляют и Царскую Семью.

Когда служба кончалась, владыки просто ходили по храму. У нас разбегались глаза, мы не знали, у кого взять благословение. Пришел один очень старенький владыка в окружении иподиаконов. Мы взяли у него благословение и спросили у иподиаконов: кто это? Оказалось, что это Патриарх Сербский Павел.

Мы подумали, что раз уж нам так повезло, то может быть нам повезет и на следующий день. Мы подошли к милиционеру и спросили у него, а можно ли попасть на службу следующего дня – порславление святых, и как это сделать. Он нам сказал: кто приходит рано утром, тех пропускают без пригласительных билетов. Отец Леонид благословил нас на эту поездку.

Мы встали так же рано. Приехали к Храму Христа Спасителя. Начинался дождь. С половины седьмого до половины восьмого в храм пускали без пригласительных билетов. Когда мы зашли в храм, там было совершенно пусто, приезжали владыки. Они шли в обычных подрясниках. Иконы были закрыты белой тканью, ставились подсвечники – все только подготавливалось к первой службе новопрославленным святым. Мы это всё видели. Мы очень удачно стояли, в первых рядах. Лучше было видно, наверное, только Патриарху.

Владыки заходили очень скромно. А когда заходили патриархи, хор пел «многая лета, Владыко» по-гречески. Патриарх сначала благословлял народ, потом заходил в алтарь. Потом все выстроились на встречу Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Зашел Патриарх, и началась служба.

Служба началась с литии новопрославленным святым. Потом литургия, во время которой митр. Ювеналий читал Постановление Собора о прославлении. Потом вынесли икону святых из алтаря, благословили людей этой иконой. А в конце литургии служили первый молебен новопрославленным святым.

Через минут 40 после начала службы открыли двери храма и пускали всех (!) желающих. Яблоку негде было упасть, весь храм был заполнен людьми.

Во время службы были удивительные моменты. Молитвы каждый Патриарх читал на своем языке. Во время Великого входа и пения Херувимской выносили 9 посохов, т.к. сослужили Предстоятели девяти Поместных Церквей. Когда выносили Чашу, ее держали два священника – такая она были огромная. Все владыки были в белых облачениях. Всё блестело, было в какой-то дымке.

В самый важный момент в службе после Символа веры во время Евхаристического канона все владыки упали на колени. Люди не могли этого сделать – не было места. Но в храме воцарилась такая удивительная тишина... Многие наши прихожане в надежде, что сумеют войти в храм, готовились к причастию. Причащали из нескольких чаш, и причастие закончилось уже во время молебна.

Патриарх Алексий II сказал благодарственные слова всем владыкам за то, что они приехали на Собор. В этот день Собор закрывался. В конце службы всем давали иконки новомучеников с памятной надписью.

Радость нам была дарована необыкновенная, «нечаянная радость» – ощущение сопричастности к Истории – Истории России и Истории Русской Церкви. Я переживала, что в этом году мне не удалось никуда съездить, отдохнуть. Много работы с дипломом, да и материальные проблемы... Но это прикосновение к Истории компенсировало мне все. Это – дар Божий.

Раба Божия Анна


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha