Статьи, проповеди  →  Ржевская (Оковецкая) икона Божией Матери
7 сентября 2013 г.

Ржевская (Оковецкая) икона Божией Матери

Ржевская (Оковецкая) икона Божией Матери  11/24 июля. Икона Божией Матери, известная под этим именем, явилась в 1539 году при следующих обстоятельствах.
В деревне Клочки Оковецкой волости Ржевского уезда (ныне Осташковского) Тверской губернии жили два вора. Задумав совершить кражу, они сговорились с двумя другими ворами, крестьянами боярина Ивана Повадина, о том, чтобы клочковским ворам украсть двух лошадей, а боярским — двух коров, и затем разменяться краденым. Местом, где должен был состояться этот обмен, назначено было старое городище в дремучем лесу на берегу реки Вырышни.
Боярские воры, украв двух коров, привели их в назначенное место и спрятали в лесу, а сами вышли на Вырышенское городище, чтобы произвести условленный обмен с двумя другими своими товарищами. Но, к своему удивлению, они не нашли здесь клочковских воров, а вместо того увидели находящуюся на сосне икону. Они стали рассуждать между собой: «Это — подлог на нас. Убежим скорее отсюда! Видно, приходится не чужими животами меняться, а принять беду на свою голову».
Они постарались в тот же день увидеться с клочковскими ворами и стали упрекать их за неисполнение условия, а потом спросили, зачем те поставили в городище икону. Клочковские воры клялись и божились в своей искренности. «Никаких подлогов, — говорили они боярским ворам, — мы не делали и не мыслим на вас зла. Иконы в городище мы не ставили и не знаем, что это такое. Мы слышали только от лесничих и прохожих, что в том месте иногда бывает большой звон».
Воры стали стеречь, но ничего не увидали и рассказали своим односельчанам об иконе в городище. В деревне заинтересовались этим явлением и пригласили с собой живущего в соседнем селе инока Стефана. В Духов день, 26 мая 1539 года, Стефан в сопровождении толпы около ста человек отправился на Вырышенское городище. Пришедшие прежде всего увидели прибитый на сосне железный крест длиной около аршина. Затем на суку другой сосны, в десяти саженях от креста, Стефан нашел небольшую икону старинного письма. На ней была изображена Богоматерь с Божественным Младенцем на руках, а по левую сторону от Нее св. Николай Чудотворец. Стефан поднялся на дерево, снял икону, и как только ступил с ней на землю, тотчас послышался сильный шум, как будто от сильной бури, и появился над иконой необычайный свет. Все присутствующие были крайне изумлены этими знамениями. Изумление еще более увеличилось, когда здесь же возле новоявленной иконы получил исцеление от болезни ног клочковский крестьянин Мартиниан Гребень.
Все эти чудесные знамения окончательно убедили Стефана и всех присутствующих, что они обрели действительно чудотворный образ. Поэтому в ту же ночь Стефан поехал в Оковецкий стан к тиуну Золотухину с подробным донесением о всем происшедшем, а на городище оставил сторожей. Он распорядился также вновь послать в Спасов Погост за священником. В городище прибыл священник Неклюд Остафьев и начал совершать молебствие с водоосвящением. От иконы Богоматери стали обильно изливаться чудеса. Одна слепая, не видевшая в продолжение 8 лет, получила прозрение; боярыня Сурменева получила исцеление от болезни глаз; глухая женщина, по имени Ульяна, стала слышать; некто Борис, по прозванию Хрусталь, получил исцеление от расслабления и от глазной болезни. Всего совершилось и было записано 27 случаев чудесных исцелений, произведенных через новоявленную икону в продолжение одной недели — от Духова дня до заговенья перед Петровым постом.
Такое обилие чудес, а также горячие споры местных жителей о том, оставаться ли иконе на месте ее явления или нет, побудили инока Стефана отправиться в Москву, чтобы представить высшим духовным и светским властям подробное донесение, или доклад, об обстоятельствах явления чудотворной иконы и о чудесах, совершенных ею. В Москве Стефан прежде всего явился к боярину Ивану Григорьевичу Морозову и представил ему свой доклад. Выслушав его внимательно, Морозов поручил представить Стефана митрополиту Московскому. Митрополит обратил на это событие серьезное внимание, и для совещания по такому делу созвал совет из епископов Коломенского и Крутицкого и из архимандритов Спасоярославского, Симоновского и Новоспасского. Стефана же митрополит оставил жить пока у себя и строго приказал ему не отлучаться никуда без его ведома. Между тем, пока Стефан путешествовал в Москву, в Вырышенском городище чудеса от иконы продолжали совершаться. Было составлено описание 150 исцелений, кроме тех случаев, какие записал Стефан. Митрополит, получив это новое, еще более сильное доказательство чудотворной силы явленной иконы, был так растроган, что прослезился. Вскоре он представил инока Стефана и священника Григория самому царю Ивану Васильевичу Грозному.
Царь и бояре долго расспрашивали их о всех обстоятельствах явления иконы и совершении исцелений и, наконец, решили для совершенной ясности и убедительности расследовать это дело на самом месте явления чудотворного образа.
Посланные для расследования всех обстоятельств явления и прославления иконы, прибыв на место, признали излишним всякое следствие. Дело в том, что в самый же день их прибытия получили исцеление 170 человек и в продолжение ночи еще 42 человека. Царь, посоветовавшись с митрополитом и боярами, отдал повеление на месте явления иконы Богоматери воздвигнуть храм во имя Одигитрии с приделом в честь Николая Чудотворца, а на месте явления креста воздвигнуть другой храм — во имя «Происхождения Честных Древ». Причем те деревья, на которых явились икона и крест, приказано было срубить, и на пнях их поставить престолы новосоздаваемых церквей. Торжество освящения их было ознаменовано новыми исцелениями.
Царь, много наслышавшись о чудесах, являемых чудотворной силой Вырышенских святынь — иконы и креста, пожелал увидеть их у себя в Москве. Во время следования святынь по пути совершались чудеса. 9 января икона и крест были принесены в Москву. Царь и митрополит в сопровождении множества народа торжественно встретили их в Новинском монастыре. Митрополит сам взял икону, а новинский игумен Исаия — крест; обе святыни они внесли в новосозданную к этому времени на Тверской улице церковь во имя Ржевской иконы Божией Матери с приделами во имя Честного Креста и святителя Николая Чудотворца. Эта церковь тогда же была освящена, и в ней совершена была первая литургия. Отсюда икона и крест перенесены были в Успенский собор. «Велико Божие милосердие было от чудотворных икон и на Москве, — замечает по этому поводу современный повествователь, — но не так, как на том святом месте — на Вырышенском городище, где они явились».
Икона и крест оставались в Москве до 11 июля, после чего были отправлены обратно. Проводы были обставлены такой же торжественностью, как и встреча их. Царь, митрополит со всем собором и бесчисленные толпы народа провожали святыни из Успенского собора до новой церкви на Тверской улице. Через неделю после этого святыни принесены были в Вырышенское городище и здесь тотчас же ознаменовали себя новыми чудесами: 17 человек в тот же день получили исцеление, четверо — на другой день и шестеро — на следующей неделе «нам зрящим», т. е. на наших глазах, как сообщает составитель сказания о явлении Ржевских святынь.
В Москве, в церкви Ржевской иконы Божией Матери, что на Тверской улице у Пречистенских ворот, в память принесения сюда иконы и креста был оставлен список с Оковецко-Ржевской иконы Богоматери. Кроме того, учрежден был сюда крестный ход 11 июля, в день, когда святыни Вырышенского городища были провожаемы обратно из Москвы. Этот крестный ход совершался до времен императрицы Екатерины II.
Имелись еще местночтимые списки с Ржевской иконы, а именно: в Москве, в церкви ее имени на Поварской улице, и еще в городе Ржеве Тверской губернии.


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha