Статьи, проповеди  →  К 50-летию преставления свт. Иоанна (Максимόвича) Краткая история Русской Православной Церкви Заграницей
16 сентября 2016 г.

К 50-летию преставления свт. Иоанна (Максимόвича) Краткая история Русской Православной Церкви Заграницей

Составлена свт. Иоанном Шанхайским и Сан-Францисским (память 2 июля)

Начало в № 146.

 

Митрополит Антоний (Храповицкий) Первоиерарх РПЦЗ в 1920-1936 гг. Как не признавшие декларации митрополита Сергия иерархи и паства внутри России, так и зарубежная ее часть никогда не выходили из состава Русской Церкви. Все они по-прежнему пребывали в духовном единении с томившимся в пустынном месте Крайнего Севера Местоблюстителем Патриаршего Престола митрополитом Петром. Имя его возносилось во всех церквах Русского Зарубежья. Во всех ее церквах возносились моления о страждущих в Отечестве братьях, об избавлении его от безбожной власти и упокоении умученных ею.

Между тем давший требуемую митрополитом Сергием подписку о лояльности советской власти митрополит Евлогий был приглашен на устроенное в Англии моление о страждущей Церкви Русской и принял в нем участие. В этом его участии было усмотрено выступление против советской власти, и он был митрополитом Сергием запрещен в священнослужении. Не желая подчиняться этому постановлению, но в то же время не желая признавать свою вину перед Заграничным Русским Синодом, митрополит Евлогий просил тогда Патриарха Константинопольского о временном принятии его и его паствы в ведение Вселенской патриархии, на что Вселенский Патриарх согласился.

Несмотря на митрополита Евлогия и митрополита Платона с их последователями уход из состава Зарубежной Церкви и, можно сказать, вообще из Русской Церкви, — Зарубежная Русская Церковь представляет свободную часть Русской Церкви. Она пользовалась вниманием Святейших Патриархов и других иерархов братских Православных Церквей. Особое внимание и заботу ей уделял Сербский Патриарх Варнава, старавшийся вернуть в Русскую Зарубежную Церковь отколовшихся от нее епископов (митрополита Евлогия, митрополита Платона с их викариями), он также был посредником между ней и митрополитом Сергием, которого чтил и любил как своего ректора Академии. Однако вскоре ему пришлось убедиться, что митрополит Сергий находится в руках врагов Церкви и действия его вредны ей, о чем Патриарх прямо и написал ему. <…>

Патриарх Варнава принимал живое участие в делах Русской Зарубежной Церкви, созывая под своим председательством совещания представителей разных зарубежных церковных областей с целью прекращения разногласий, прекращения раскола и возвращения в Зарубежную Церковь вышедших из нее. При его участии и под его председательством в 1935 г. было выработано «Положение о Русской Православной Церкви Заграницей», подписанное им и русскими иерархами и явившееся основой для управления Русской Зарубежной Церковью.

Такое же любвеобильное отношение к Русской Зарубежной Церкви проявлял Антиохийский Патриарх Григорий, оказывавший ей всегда поддержку и пожертвовавший средства на издание «Православного катехизиса», составленного митрополитом Антонием. Всегда в общении с Русской Православной Зарубежной Церковью пребывал святейший Александрийский Патриарх, оказывая ей братскую поддержку и обращавшийся к ее первоиерархам как законным ее возглавителям. Блаженный Патриарх Иерусалимский также не только допускал действия Русской Церкви в пределах своего патриархата, но и призывал ее к участию в делах патриархата. Так, имея нужду в рукоположении новых епископов, он пригласил для сослужения с ним находящегося в Иерусалиме архиепископа Анастасия, впоследствии митрополита и Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. Блаженный Патриарх Тимофей был одним из епископов, рукоположенных совместно Патриархом Дамианом и митрополитом Анастасием. Всегда в общении с Русской Зарубежной Церковью находился Архиепископ Горы Синайской. В братском единении была с ней Церковь Болгарская. В пределах Поместных Церквей Русская Зарубежная Церковь окормляла своих духовных чад по соглашению со священноначалием тех Церквей и действовала в границах, ей предоставленных, совершенно самостоятельно, продолжая осуществлять права Русской Церкви, прежде ей предоставленные.

В 1935 году был отмечен юбилей 50-летия священнослужения главы Русской Зарубежной Церкви митрополита Антония. Празднование этого юбилея приняло характер великого торжества Православной Церкви. В нем приняла живое участие не только Сербская Церковь, в пределах которой он проживал, но прибыли в Белград представители от разных Церквей. От Антиохийской Церкви прибыл митрополит Илия Ливанский. Прибыли представители из разных концов земного шара.

В следующем, 1936 году, скончался Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Антоний. Преемником его стал митрополит Анастасий, преднареченный еще прежде и вскоре избранный Собором Русских Зарубежных Архиереев. Русская Зарубежная Церковь продолжала существовать и действовать по-прежнему, руководствуясь «Положением», принятым под председательством Патриарха Варнавы, и пользуясь повсеместно прежними правами.

В 1937 году скончался в ссылке Местоблюститель Московского Патриаршего престола митрополит Крутицкий Петр, и, по-видимому, незадолго перед тем или вскоре после него, также в ссылке, скончался митрополит Кирилл Казанский, который должен был после митрополита Петра стать местоблюстителем. Патриарший Московский Синод, составленный из архиереев, приглашенных в него митрополитом Сергием, утвердил последнего Местоблюстителем Патриаршего престола. В то время Русская Церковь внутри России находилась в состоянии крайнего опустошения. На свободе было только 20 архиереев, большинство церквей было закрыто, уничтожено или использовалось в кощунственных целях. Огромные пространства не имели ни одной церкви. Мощи и чудотворные иконы были взяты в музеи. Большинство оставшегося духовенства находилось в ссылке, на принудительных работах или проживало, скрывая свой сан, зарабатывая себе каким-либо трудом жалкое пропитание и лишь тайно совершая богослужения у верных мирян.

В то же время митрополит Сергий продолжал утверждать, что гонений на Церковь в России нет… Русская Зарубежная Церковь, уже не состоявшая в подчинении митрополиту Сергию и его Синоду, осталась в прежнем отношении к ним, т.е. не признавала их. Однако она ощущала себя духовно единой со страждущей Матерью-Церковью и по-прежнему возносила моления за нее и за страждущих братьев.

В 1939 году началась Вторая мировая война, в которую оказалась втянутой и Россия, управляемая советской властью. <…> Когда народ понял, что идет борьба против России, которую германцы хотят покорить себе, он поднялся на защиту Отечества. Советская власть использовала народный порыв. Видя, что таящаяся в народе вера во время войны стала неудержимо прорываться, что удержать ее нет возможности, т.к. она по-прежнему является главной внутренней силой миллионов русских, советская власть решила временно пойти на уступки и оказать внимание Церкви, сделать народ своим союзником в тяжелой борьбе, в которой она легко могла быть смятой без народной поддержки. Были открыты некоторые храмы, возвращена часть мощей, взятых в музеи. Это была лишь небольшая часть святынь и церковного достояния, захваченного советской властью, и однако в этом многие увидели изменение отношения советской власти к Церкви.

Советская власть допустила выборы Патриарха и допустила видимую свободу Церкви, однако в сущности нисколько не облегчила положения Церкви. Патриарх и его Синод были под строгим надзором власти и ничего не могли совершить без ведома представителя советской власти — председателя Совета по Делам Православной Церкви, и должны были следовать его указаниям. В этом нет никакого сходства с положением Святейшего Синода в царское время. Русский царь и его правительство были православными и стремились к благу Церкви, и если и тогда бывали случаи, когда представители власти обер-прокуроры неправильно понимали интересы Церкви и действия их бывали вредны для нее, однако то были отдельные эпизоды, вредные, но не представлявшие систематического разрушения Церкви.

<…> Советское правительство, когда ему было нужно, широко использовало патриотизм русского народа и проявляло себя как подлинно русское правительство, однако еще не успела окончиться война, как русские патриотические лозунги были отброшены <…>. Допустив усиление влияния армии и ее начальников во время войны, советское правительство разделалось со ставшими популярными военачальниками и послало в ссылку многих отличившихся воинов, объявив, что весь успех в войне надо приписать коммунистической партии. <…> Призывая во время войны поддержать целость и славу Отечества, после войны советское правительство предало смерти многих видных русских патриотов.

Так и в отношении Церкви коммунистическое правительство, в противность своему основному мировоззрению, поддерживало Церковь, имея в виду уничтожить все ей разрешенное и самую Церковь, когда она станет ей не нужна.

 


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha