Статьи, проповеди  →  Разговор в трапезной «В ритме литургии»
2 января 2017 г.

Разговор в трапезной «В ритме литургии»

Делатели виноградника Христова. Кухня (трапезная) Продолжаем рубрику рассказами-интервью с труженицами храмовой кухни (трапезной) (см. Делатели виноградника Христова. Просфорники).

«И к тебе слово, чадо мое, поваре, — каждо-дневно борющийся в огне, колющий дрова, варящий яства, воду носящий, очищающий и омывающий овощи, коптящий лице свое, загрязняющий одежды, потеющий и жарящийся, усиливаясь всячески успеть предложить братии потребные яства, — ты со святыми честь иметь будешь, и лоно Авраамово тепле упокоит тебя».

Прп. Феодор Студит

 

Наталья Анатольевна Петрякова

Первое время трапеза в нашем храме была — «на бревнышках». С отцом Владиславом приезжали его прихожане и привозили на общий стол кто что может. Потом появился вагончик. Служба заканчивалась, и будущая матушка Ирина Студеникина (это было ее послушание) шла готовить — трапеза начиналась часа в два дня. Потом подключилась еще одна будущая матушка — Ольга Луканина. Она выдавала продукты, согласовывала меню и делала массу других вещей. Здесь было много работников, восстанавливающих храм, и их всех необходимо было накормить. Прихожане распределялись по дням недели и приходили трудиться в трапезной. Меня привела сюда Галина Максимовна. Здесь уже подвизались Нина Федоровна, Люба Куракина, Полина Николаевна Колпак, Света Плотянская, мама Игоря Васильева Роза Исаковна (Мария). Привозили гуманитарную помощь: чечевицу, рис, муку, сухое молоко, масло топленое в бочках. (Потом уже смотреть на все это не могли). Наконец построили трапезную. Начинали здесь Надя Деминцева, Люба Куракина и я. Затем мне на какое-то время пришлось уйти. Дела я сдала Галине Васильевне. Позже появились Надежда Сергеевна, Валентина Ивановна и Любовь Васильевна. В воскресенье мы составляли список на неделю — кто когда может работать. Отец Владислав говорил: «Кто пришел, того и накормите!»

Утром ныне покойный Устиныч читал молитву, все шли по своим делам, а мы — на кухню. Был период при будущем отце Романе, когда во время трапезы читали жития святых. Помню смирение Димы Смирнова: он мог спокойно поесть из грязной тарелки, чтобы никого не затруднять (даже просил не мыть).

В 2010 г. один наш прихожанин переоборудовал кухню: два холодильника, три посудомоечные машины, три плиты, мебель! Он прислал рабочих, которые все установили. Это во многом облегчило наш труд. Мы молимся за нашего благодетеля.

Долгое время нас огорчало, что мы (работники трапезной) мало бываем в храме. Благодаря трансляции мы теперь всегда присутствуем на службе, и в трапезной совсем другой дух стал!

Нам, конечно, не хватает места. Очень хочется расширить кухню, построить летнее помещение. Мы постоянно волнуемся из-за того, что некуда посадить людей.

На кухню идут за всем: «Где батюшка? Где сторож? А нет ли у вас лопаты, ведра, молотка, гвоздя?» Могут отругать: «Вы не так делаете, пересолили, недосолили, что это вообще вы тут приготовили!» У нас бывают накладки с работниками иконной лавки и храма, когда в праздники мы не успеваем обо всех позаботиться. Они приходят трапезничать, а у нас уже почти все закончилось…Устаешь, бывает, не столько от работы, сколько от своего раздражения: «Я здесь тружусь, а мне все мешают». И требуется терпение, чтобы не сорваться. Это большая школа для внутреннего роста, обуздывания своих эмоций, своего «я». Не всегда это у меня получается, и я многих обижаю, к сожалению… У нас постоянно идет учеба, нужно все время за собой следить. Но повара всегда с удовольствием готовят и кормят и ощущают огромное удовлетворение, когда все сыты и благодарят за трапезу.

Если человек зашел впервые, нужно так сделать, чтобы ему захотелось прийти еще раз. Мы ведь тоже лицо храма. Как я их встречу, с тем они и уйдут — очень большая христианская ответственность. Надо согреть, напоить, накормить. Когда ты постоянно что-то делаешь, вступаешь в контакт с людьми, то часто бывает, что кому-то что-то не нравится, и вот эта притирка и есть умение жить вместе. Когда к тебе обращается человек, ты должен забыть про свое плохое настроение и самочувствие… Если Господь хочет, чтобы ты здесь работал, Он даст тебе и силы, и здоровье. Как говорит отец Владислав: «Начало болезни — эгоизм».

Самое главное для меня здесь — это общение. Люди меня и поддерживают, и вдохновляют, с ними просто интересно. Так что здесь кипит не только суп, но и жизнь…

 

Валентина Ивановна Черняева

Мой первый день работы в трапезной пришелся на 4 ноября 1998 года, на Казанскую, когда служил митрополит Ювеналий. Тот день я помню, как сегодня. Я поставила каждому тарелочку, приборы, салфетки положила и жду. Приходит Юра Климов и говорит: «Это что еще?» И сложил все тарелки в кучу. И до сих пор у нас такая технология: горка тарелок, и половник сверху.

Помогать в храме меня призвал отец Владислав, но сначала я согласилась только на «подсвечники». Потом уже получила благословение от отца Леонида на работу в трапезной. К этому времени я уже серьезно ходила в храм, регулярно исповедовалась. И хотя раньше я никогда не была поваром, моя профессиональная деятельность была связана с людьми, и мне это очень помогло здесь. Я приняла трапезную у Галины Васильевны. Помню, утром в храме каждый получал задание: кто где будет работать. И я всегда спрашивала: «Какие пирожки сегодня будем есть?»

Столы тогда у нас стояли от стены до стены (перегородки еще не было), умещалось 65 человек. В 2010 году трапезную реконструировали. Расширилась и благоустроилась технологическая зона, но, к сожалению, уменьшилось количество посадочных мест.

Были какие-нибудь трудные моменты, напряжение?

Конфликтов не было, а напряжение было всегда. Потому что все время смотришь на часы, чтобы не опоздать.

А когда были перебои с продуктами, как справлялись?

Из дома приносили.

Многое ли изменилось с тех пор, как вы работали?

У нас тогда не было условий: не хватало места, не было вентиляции, достаточного оборудования, нормальной канализации, колонка постоянно выходила из строя. Мы работали втроем (я, Любовь Васильевна и Надежда Сергеевна († 10.05.2015)). Работы было ничуть не меньше, чем сейчас. Мы даже года два (если не больше) вели еще школу — от 70 до 100 человек. Легко не было, но мы были очень дружны. Была огромная взаимовыручка, и у нас никто никого не подводил. В праздники мы работали все вместе, а в будни — два дня через четыре. Я отвечала и за продукты, и за людей, и за дисциплину. Но с батюшкой было легко работать — он никогда не говорил в приказном порядке. Здесь всегда были замечательные добрые люди.

Как Вы считаете, кто сюда должен на трапезу приходить?

Помню, когда я только начинала ходить в храм, если видела выбегающего из трапезной ребенка с куском хлеба, то завидовала… Я считаю, что если человек пришел, значит, его Господь привел.

Были разные времена, но каждый период был хорош по-своему. Работа на кухне храма — лучшие мои годы.

 

Надежда Николаевна Деминцева

В трудный 1993 год мы с Мариной Сердюк, по благословению отца Владислава, ездили по Москве (особенно перед большими праздниками) — по директорам магазинов, рынков и просили Христа ради.

Часто вам отказывали?

Нет, в то время не отказывали. Помню, ходили к директору рынка на Теплом Стане, азербайджанцу, говорили, что у нас праздник, люди придут, нужна помощь. Он спрашивал, что нам надо — деньги или продукты? Мы отвечали, что примем любую помощь, и часто нам давали и деньги, и продукты. Потом нам стала жертвовать фирма «Петр и Ко», где тогда работал будущий отец Лев. Фирма помогала долгое время, и мы даже стали раздавать продукты нуждающимся.

Тогда в храме было много молодежи, и все участвовали в общем деле. Клирос не только пел, но и работал на огороде. Певчие помогали в трапезной, убирали в храме, начищали подсвечники.

Если требовалось что-то починить или подправить, Миша Яковлев и Николай Устинович были просто незаменимы, никогда не считались, не просили денег, не говорили: принесите нам то или это. Сами находили все, что нужно, и быстро все делали — и руки золотые, и желание помочь.

Сейчас люди другие?

Да. И время, и люди. Все было интересно. Не хватало икон, книг, все расхватывали. Вроде бы «яйца курицу не учат», а мы шли за пришедшими раньше нас в Церковь детьми и смотрели им в рот.

 

Алевтина Аникина

Еще девочкой я присутствовала на освящении храма. Потом иногда приходила с мамой на церковный огород. В трапезную попала пять лет назад, на Успение. Хотя я никогда не училась на повара, придя сюда, быстро включилась — наверное потому, что всех здесь знала. Бывает трудно: с большим количеством людей не все могут работать, но все равно мне нравится. Меня здесь очень поддерживают. И все хотят в храм меня привести, потому что я, к сожалению, все хожу «вокруг да около» и никак по-настоящему не войду.

А тебе удается слушать трансляцию?

Если я одна, то всегда слушаю. И когда не успеваю, молюсь. И все получается.

Что ты больше всего любишь готовить? Поделись, пожалуйста, какими-нибудь рецептами!

Пожалуйста:

Рецепты от Алевтины:

1. Рыбные котлеты. Килограмм рыбы (примерно три четверти минтая, одна четверть красной рыбы), батон хлеба, 3-4 головки лука. Лепим и жарим.

2. Куриные окорочка в маринаде. Рубим на три части каждый окорочок. Перекладываем колечками лука, чесноком, поливаем лимонным соком, перемешиваем и оставляем на ночь в холодильнике. Утром кладем на противень, ничем не закрываем. Ставим в духовку при 160-170 градусах на 40-60 мин.

3. Фрикадельки с рисом. 1 килограмм мясного фарша, грамм 500-700 сырого риса, 4 головки мелко нарезанного лука, 1 яйцо. Все перемешиваем, формируем крупные фрикадельки и варим.

 

Делатели виноградника Христова. Кухня (трапезная) Ольга Соловьева

По большим праздникам у нас в несколько смен обедают от 100 до 200 человек. В обычное воскресенье — около 80. В будни — от 20 до 40.

Объем работы большой, и обидно, что часто выходит из строя оборудование. Жаль, что у нас нет дежурного маленького стола, чтобы могли перекусить дети и те прихожане и работники, которые по разным причинам не едят во время основной трапезы. Можно было бы избежать различных недоумений и конфликтов. Там можно было бы поставить воду, положить хлеб и, может быть, кашу. Конечно, помещение (возможно крестильная), где будет стоять этот стол, потом придется убирать.

 

Любовь Кочеткова

Я работаю здесь лет пять. До этого я работала и поваром, и официанткой в детском санатории.

Чем отличается работа в трапезной?

В других учреждениях есть четкая раскладка — сколько чего положить. Здесь мы готовим по-домашнему, как для себя, для своей семьи, и я сама решаю, сколько чего положить, как мне больше нравится.

Трансляция Вам помогает, удается и готовить, и молиться?

Мне очень нравится с молитвой готовить. Конечно, мы слушаем и готовим. Часто и отвлекаемся — то сами, то прихожане что-то спрашивают, громко разговаривают около кофе-аппарата, перебивая трансляцию. Отвлекают и от службы, и от работы. Хотелось бы, чтобы все понимали, что в богослужебное время трапезная — это тоже храм.

Что для Вас значит эта работа?

Меня сюда тянет. Душой мне здесь спокойно, я отключаюсь от всех неприятностей в семье и в молитву больше ухожу. Я и дома, когда одна готовлю, включаю жития или песнопения. Бывает, так плохо себя чувствую, что нет уверенности, что смогу утром встать и прийти. Утром просыпаюсь, и силы есть — я же в храм иду, для людей готовлю, люди на службу придут, потом и на трапезу. Хоть что-то доброе и полезное сделаю.

Рецепты от Любови Кочетковой, профессионального повара:

1. Паштет. Отваривается печенка, морковка, пассеруется лук, все это дважды пропускается через мясорубку со сливочным маслом. На килограмм печенки берется грамм 150 сливочного масла, грамм 300 лука, грамм 250 вареной моркови. Формируется масса, подсаливается по вкусу.

2. Аджика. Чищеные кабачки 2 кг, 5 средних головок чеснока, 4-5 стручков горького перца, 350 г томатной пасты, 2 ст. л. соли, 200 г сахара, 80 г уксуса, 150-200 г подсолнечного масла. Все прокручивается через мясорубку, доводится до кипения. Кипятить 25 минут под крышкой и потом разложить в стерилизованные банки.

3. Салат. 3 кг очищенных кабачков, 500 г моркови — на крупной или «корейской» терке, 500 г лука — кольцами или полукольцами, потереть 2 головки чеснока, добавить 1 ст. масла, 1/2 ст. уксуса, 3 ст. л. соли, 1 ст. л. сахара. Перемешивается, ставится в холодильник на 10-12 часов. Потом раскладывается в стерилизованные банки.

А рецепт украшения трапезы — пирожков Валентины Ивановны — нужно, как говорится, снимать с рук! Приходите помогать в трапезную — и всему научитесь!

 

Полина Гаврилова

Хотелось бы, чтобы на кухне были дисциплина и порядок. Во время службы прихожане часто заходят, отвлекают, просят чего-то — чаю, кофе, позавтракать. Чашечки со столов исчезают, тарелочки пачкаются. Я бы хотела, чтобы трапезная была закрыта до конца службы. Можно было бы в крестильню или на входе поставить чай, кипяток, что-нибудь еще.

Какие еще есть пожелания?

Мне не хватает пространства кухни и пространства трапезной. Особенно по праздникам очень тесно. Летом бы очень хотелось, чтобы был навес на улице и там накрывать. Тем более в помещении летом душно.

Слушаешь ли ты трансляцию? Или лучше отдельно на службу ходить, отдельно — готовить?

Трансляция очень нужна. Иногда надо причаститься, а ты стоишь, готовишь и торопишься, чтобы не пропустить самый важный момент литургии. Мы стараемся готовить, сообразуясь со службой, опираясь на последовательность богослужения.

Чем отличается приготовление пищи здесь и дома?

Дома хуже получается. Здесь я делаю для людей. Хочется сделать больше, вкуснее. Хочется творить, придумывать что-нибудь. Я очень люблю готовить. Каждый раз я прихожу не трудиться, а открывать что-то новое. Я здесь на своем месте. Кому-то варишь, кому-то паришь, стараешься приготовить по-разному, и мне не надоедает. Когда готовишь с радостью, получается вкусно!

Беседовала Вера Данилина


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha