Статьи, проповеди  →  К 25-летию восстановления приходской жизни храма Казанской иконы Божией Матери в Пучково
23 августа 2015 г.

К 25-летию восстановления приходской жизни храма Казанской иконы Божией Матери в Пучково

Продолжение. Начало в №№ 138, 139.

 

Священник Сергий Чорногуз, настоятель Крестовоздвиженского храма в Крекшино, служил в Пучково в 2013-2014 гг.

Чем в жизни был для Вас Пучковский храм?

Это, конечно, был некий опыт. Общаясь друг с другом, мы обогащаемся. На самом деле довольно редко замечаешь, что на приходе атмосфера по-настоящему духовная — когда человек вопиет, всем своим существом обращается к Богу. Здесь, в большой христианской семье Пучковского храма, я ощутил покаянное, молитвенное состояние прихожан. Это влияет на отношения между людьми. Здесь стараются друг другу помочь, проявить сострадание. А значит, в основе прихода лежит любовь. И это плод молитвы, покаяния. «Потому узнают все, что вы — мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Благодаря чему взращивается эта любовь?

Конечно, прежде всего, этим должен заниматься священник. Это идет от пастыря. Он идет впереди, возглавляет, собирает. Как говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский: «Главное дело священника — это молиться за людей». Священник занимается душепопечением: это и слово священника, и пример его — живой, жизненный пример. Конечно же, это есть в Пучковском храме.

Есть какие-то яркие моменты, которые Вы запомнили, пока были в нашем храме?

Я служил здесь около года. Отец Владислав, прежний настоятель храма — очень яркая личность. Я его знал и до Пучково. Он преподавал нравственное богословие в Московской духовной семинарии. Его отличает строгость, требовательность. Он человек глубоко мыслящий, настоящий богослов. Но и Христова простота в нем есть. Конечно, очень ценно, что есть общение священника с прихожанами. Я знаю приходы, где этого нет. Отслужили, помолились и разошлись — нет даже общей трапезы.

Общая трапеза — это важно?

Общая трапеза — это как некое продолжение литургии.

Как Вы думаете, в чем мы могли бы сами помочь нашему храму?

Я думаю, что и христианин, и христианка должны возрастать. Это касается и священника, и мирянина. Еще много предстоит дел сотворить. Может быть, нужно проводить духовные беседы с прихожанами. Но здесь очень большая нагрузка на священников. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны — это не позволяет заняться другими проектами.

Как молодежь привлекать к храму?

Мы должны помнить, что призывает все-таки Господь. Главное — это пример. Живой пример жизни во Христе. Мы можем много говорить, а своей жизнью показывать обратное.

Что делать с детьми, чтобы они не уходили из Церкви? О чем с ними говорить?

В основе лежит родительская молитва. Нужно, чтобы мы от этого не отходили, не допуская помыслов, что ситуация неисправима. Конечно, необходимо поддерживать диалог с детьми, чтобы мы друг друга слышали и понимали. Родители часто излишне переживают отторжение детей от храма, нервничают. Возможно, это происходит потому, что дети видят: родители ходят в храм, но не являют подлинно христианскую жизнь. Нет умиротворения, спокойствия, сдержанности. Часто бывает, что мы сами провоцируем в детях неприятие храма.

Как Вы считаете, следует ли детей заставлять стоять в храме?

Я думаю, не стоит. Мы должны объяснить, что это необходимо. Я сын священника. Наш отец старался, чтобы мы хотя бы часть службы стояли. Хотя потом уже понимаешь, что это потребность души. Конечно же, родители должны читать Слово Божие — это, собственно, дело отца, а молитве должна научить мама. У нас была большая семья — 8 человек детей. 4 брата и 4 сестры. Одна сестра — София — умерла в возрасте 2 месяцев. Остались Вера, Надежда и Любовь. Все они матушки. Из 4-х братьев — два священника. Последнее время много соблазнов в миру, и это сказалось на младших братьях. Я самый старший, старше младшего на 19 лет.

В советское время легче было стать христианином?

В советское время было больше единства, даже среди верующих. Это отмечает и мой духовник. Сейчас очень много соблазнов. Не было такого изобилия духовной литературы, но при этом была горячая обращенность к Слову Божьему. Сейчас нас многое расхолаживает, соблазняет, искушает.

Какой совет Вы чаще всего даете прихожанам?

Прежде всего — любить друг друга. Этим мы исполним закон Христов.

А как любить, если не получается? Что сделать, чтобы полюбить?

Первый шаг — это, наверное, надо увидеть что-то хорошее в человеке. Не все ж так темно и безысходно. В каждом человеке есть и хорошее, и плохое. Ныне прославленный Паисий Святогорец писал, что в человеке надо видеть доброе, молиться, чтобы Господь исцелил нас от наших немощей, потому что наша молитва друг за друга способна исцелять.

С какими главными проблемами Вы сталкиваетесь, будучи настоятелем?

Главная проблема — это недопонимание в плане устроения приходской жизни. Для того чтобы собрать новый приход, требуются время и люди, которые будут готовы в этом участвовать. Нужно молиться, чтобы Господь послал тебе таких людей. Другая проблема — часто люди не понимают, что значит служение священника. Это именно служение, не работа. В любой момент быть готовым прийти к человеку, утешить. Это, конечно, призвание. Если человек идет на этот путь ради выгоды — то это катастрофа. Отец нас не принуждал. Этот выбор мы должны были сделать сами. И на все воля Божья.

Батюшка, а вот говорят, что профессия врача, учителя — тоже служение. Что Вы думаете?

И воин — служение. Человек любой профессии может понимать ее как служение ближнему, Богу.

А какие слова нужно сказать людям, чтобы их жизнь стала служением? Как радость получать от такой жизни вопреки всем мирским хотениям и желаниям?

Важно задуматься, какой след ты оставишь. Можно оставить добрый след, если мы исполняем Христовы заповеди. А это и есть служение. Нужно поступать с людьми так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Это Евангельские слова. Нет ничего проще. Просто это надлежит принять как насущность в твоей жизни, как ценность. Это не от людей идет, а от Бога. Самое главное, что дает служение — это радость.

 

Сауткина Вера Алексеевна

В храм я пришла в связи с трагическими событиями — 13 марта 1994 года, в день Прощеного воскресенья, трагически погибла моя дочь Анна. Я воцерковилась благодаря отцу Гедеону, который был в то время настоятелем церкви Параскевы Пятницы в Сергиевом Посаде. Но и наш Пучковский храм я тоже посещала. И вот тут случилось памятное событие, которое помогло мне в моем горе. Однажды на исповеди я сказала отцу Владиславу, что очень отчаиваюсь по поводу потери дочери. И он крепко мне помог тогда, хотя отнесся ко мне строго. Он спросил: «Так что ж ты, получается, Вера, Господа меньше любишь, чем свою дочь?» Меня это отрезвило отчасти и очень запомнилось. Когда я шла обратно через лес, я думала об этом. Была такая особенная странная погода, что капельки застыли на ветвях елей, как слезы: ели как будто рыдали. И тут я, наверное, последний раз так сильно заплакала. Когда-то в этом лесу моя дочь ощутила особенную духовную радость и поделилась ею со мной. Со временем мне удалось преодолеть это горе.

Потом мы решили с отцом Гедеоном издавать газету «Пятницкое подворье» — по примеру газеты Пучковского храма. Я была редактором, мне помогали мои подруги, тоже окормлявшиеся у отца Гедеона — Мария (Шала) Рей и Галина Борисовна Скерис. Они давно дружили. Шала — иранка по происхождению — приняла крещение с именем Мария. Отец ее, коммунист, подвергался гонениям в Иране. Ему и его семье пришлось бежать в СССР. Через горы, через Таджикистан они добрались до Москвы. Через некоторое время Мария уехала в Америку и стала духовным чадом владыки Василия Родзянко. Именно она сопровождала в 1995 году Владыку в Пучково.

И вот я перехожу к моменту, который объясняет, как вдруг случилось, что Владыка оказался у нас в храме на службе. Я тогда читала житие Иоанна Шанхайского и обратила внимание, что он был прославлен в день, когда замироточила наша Пучковская икона Казанской Божией Матери. Я решила поделиться этим открытием со своими подругами, в том числе с Марией Рей. Она рассказала об этом владыке Василию. Владыка в тот памятный день собирался служить в строящемся Храме Христа Спасителя, но после разговора с Марией стал просить благословения у Патриарха Алексия служить в Пучково. В день, когда ждали Владыку, отец Владислав был в отъезде, оставался батюшка Леонид. И вот на него и на нас всех свалилось такое событие. Мы не знали, что делать. Всю ночь готовили. Я какие-то баклажаны жарила. Потом отключили электроэнергию. Бегали в деревню что-то доваривать. И вот приехал владыка Василий в сопровождении Галины и Марии Рей (она часто помогала в издании книг Владыки). Когда служба закончилась, Владыка сказал: «Идите и несите эту Пасхальную радость людям в мир», — и я действительно первый раз почувствовала, что литургия — это что-то внепространственно-вневременное. Впервые я так четко это осознала.

Владыка особенно отметил наш хор. Он сказал, что ощутил здесь настоящее молитвенное стояние. Потом перешли к угощению. Тут у нас был такой сарайчик, и мы расположились около него. Владыка сел на лавку и поставил свой епископский жезл, я это почему-то хорошо запомнила. Мы начали с ним очень просто беседовать, без всякого принуждения, без напряжения, он хвалил нашу стряпню. Ему все понравилось. Мы тепло его проводили, и, конечно, в душе многих (со мной потом делились другие люди) это посещение Владыки осталось как необыкновенно яркий эпизод, связующий с вечностью. А когда уже снесли сарайчик, я все время этот жезл почему-то видела.

Когда трагически погиб Хосе Муньос (брат Иосиф), Мария сопровождала его тело в Америку. Теперь щепочка от его гроба как реликвия у нас в храме. Брат Иосиф 15 лет был хранителем Иверской иконы и был убит, а икона исчезла: видимо, он ее успел спрятать. Пока тело везли, прошло две недели, гроб просили не открывать. Но Мария настояла. Тело благоухало, и даже цветы около него были свежими.

Как Вам кажется, наш Пучковский храм отличается от других?

Да, конечно. Я еще в 94-м году обратила внимание на то, что проповеди отца Владислава и отца Леонида несколько иного характера, чем в других храмах, куда я раньше ходила. Отец Гедеон — монах, его проповеди отличаются особой строгостью. В Пучково больше свободы, и я могу о большем спросить. И всегда проповедь здесь интересна. Бывает, тебя что-то мучает, и вдруг в проповеди идет прямой ответ — даже вздрагиваешь.

Скажите, за это время люди изменились?

Я изменилась. Может быть, не в лучшую сторону. В Пучково стало больше новых людей. Многие ушли ко Господу. Мне трудно судить. Мне кажется, тогда мы были более открыты.

 

Архивные документы о с. Пучково
(собрано Егором Горбатовым)

Зосима и Савватия Соловецких чудотворцев
церковь, в селе Пучково

Из книги: Холмогоров В. И., Холмогоров Г. И. «Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии»: Вып. [3]. — М., 1881.

Пучково в 1627 г. — деревня под названием «Пучниково» на речке Рыжкове Московского уезда, Таракманова стана, — старое поместье Абрама Федорова Дурнаго (Абрама Федоровича Дурново), «а в ней селятся, ставят дворы Дурново бобыль с двумя пасынками»… После Абрама Дурново владел родной его брат Федор; а от него в 1673 г. перешло к его внуку Федору Акимову Дурново, по смерти котораго досталось его дочерям Мавре, жене Семена Дашкова, и Ульяне, жене Андрея Хитрово; в 1676 г. по променной записи перешло к Александру Савостьяновичу Хитрово. В 1678 г. Пучково «сельцо», а в нем двор вотчинников с 7 человеками и 3 двора крестьянских, людей в них 12 человек. В сельце Пучкове построил церковь, во имя Зосима и Савватия Соловецких чудотворцев, Александр Савостьянович Хитрово, и в 1685 году «по заручной челобитной, поданной в Поместный Приказ, поступился к новопостроенной церкви из своей вотчины в сельце Пучкове пашни 10 четвертей в поле, а в дву по томуж1, сенных покосов 10 копен». О новопостроенной церкви, в сельце Пучкове, в приходной книге Патриаршего Казенного Приказа говорится так: «В нынешнем во 194 (1686) году, по помете на выписке дьяка Перфилия Семеникова, велено: Московскаго уезду новопостроенную церковь преподобных отцев Зосима и Савватия Соловецких, которую построил окольничий Александр Савостьянович Хитрово, в вотчине своей в Таракмановом стану, в сельце Пучкове, и в нынешнем во 194 (1686 году) освящена, и попу к той церкви дана перехожая память, на него попа с причетника положить дани, по сказке окольничаго Александра Савостьяновича человека его Ивана Захарова, с дворов: с попова, с дьячкова, с пономарева, просвирницына, да с приходских дворов с вотчинникова, да с 3 дворов крестьянских средних, да с церковной земли по памяти из Поместного Приказа, за приписью дьяка Василья Лукина 193 году апреля 30 дня, которую к той церкви поступился вотчинник с пашни с 10 чети в поле, а в дву по томуж, с сенных покосов с 10 копен, по указной статье, 12 алтын, заезда гривна и по тому окладу данныя деньги взять со 194 году. И апреля в 30 день те деньги платил человек его Иван Захаров, принял Ивашко Вешняков». «Церковь Зосима и Савватия Соловецких чудотворцев» в приходных окладных книгах того же Казеннаго Приказа писалась, под Загородскою десятиною, с 1697-1712 гг. «в вотчине окольничаго Александра Савостьяновича Хитрово, в селе Пучкове, дани 12 алтын, заезда гривна», а с 1713-1740 гг. «в вотчине стольника Федора Александрова Хитрово, дани 25 алтын, 2 деньги» (т. е. 76 коп.)

По смерти Александра Савостьяновича Хитрово владел вотчинами в 1699 г. его сын Федор, а от него перешло к его жене вдове Марье, после которой досталось, в 1712 г., дочери ея Анне Федоровой Хитрово, вышедшей с тем имением замуж за Павла Ягужинскаго; в 1755 г. их сын, Сергей Павлович Ягужинский, продал село Пучково Ивану Ивановичу Шувалову. В 1704 году в селе Пучкове числилось 9 дворов крестьянских.

При церкви преподобных Зосима и Савватия находились священники: Иван Тимофеев (1704 г.), Афанасий Васильев (1710 г.) и Василий (1720 г.) и дьячек Андрей Васильев (1704-1710 гг.).

Выписка из отказной книги 1676 г.

РГАДА. Ф. 1209. Оп. 2. Д. 9840. Л. 1389 об.-1390 об.

Отказными книгами назывались документы, составлявшиеся при продаже земли. В них входил и список крестьян, которые передавались вместе с имением.

Жители деревни Пучково:

1-й дом. Гавриил Евтифеев, сын его Алексей, сын Алексея — Самсон трех лет;

2-й дом. Ермол Кондратьев, дети его: Даниил, Степан, Софрон;

3-й дом. Кузьма Семенов, сын его Иван;

4-й дом. Матвей Яковлев, дети его: Григорий, Петр, Венедикт, Василий.

Выписка из писцовой переписной книги Московского уезда 1709 г.

РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 9820. Л. 33 об.-34

За вдовою Марьею столника Федоровскою женою Хитрово село Пучково, а в нем церковников два двора людей два человека, двор вотчинников, людей один человек, семь дворов крестьянских, людей тритцать человек.

Ревизская сказка

РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1832. Л. 254

Сказками в 17-18 веках назывались показания, данные. Ревизскими сказками назывались данные проводившихся ревизий. Эти ревизии проводились примерно раз в 20 лет с целью описания податного населения. В ревизских сказках для лиц, убывших из списка, указывался возраст по предыдущей сказке. Т. е. в сказке 1743 г. указывается возраст людей, убывших по причине смерти и т. д., по сказке 1718-1720 г., когда происходила первая ревизия. Например, пономарь Иван Васильев после первой ревизии был отдан в солдаты. В момент первой ревизии ему было 7 лет. Ставленная грамота — документ, подтверждающий совершившийся акт рукоположения.

По имянному Ея Императорскаго величества состоявшемуся декабря в 16 дня 1743 году Московскаго уезду Таракманова стану села Пучкова поп Василей Семенов по евангелской Господней заповеди еже ей-ей самую сущую-сущую правду сказал. Во оном де селе при церкви преподобных отец Изосима Саватея коликое число в прежнюю перепись состояло священно- и церковнослужителей действительных и не действительных из онех кто куды и какими случаи был ли и сколко затем в остатке и что ныне налицо состоит действительных и не действительных також и о прибылых кто откуда имяннно и сколко к помянутой церкве в приходе ныне имеетца крестьянских дворов об оном о всем значит под сим.

 

Кто имяны в прежнюю перепись были и после переписи прибыли и родились

От роду лет

Каким случаем кто убыл или прибыл и почему имянно

В прежнюю перепись действительные:

Поп Василей Семенов

У него дети: понамарь Иван Васильев

Никифор

Алексей





Дьячек Павел Михайлов

У него дети: Василей

Федор

Ныне при вышеозначенной церкви налицо действительные:

Понамарь Василей Иванов

 



80

7

4

3 недели





38

3

Полгоду





9

 



Налицо. Ставлену грамоту имеет.

Взят в салдаты

Взят в салдаты

Отбыл собою в Московской уезд в Сетунской стан в вотчину графа Федора Ивановича Головина в село Яскино в попы

Взят в салдаты

Умре

Умре





Бывшего в прежнюю перепись понамаря Ивана Васильева сын новоявленой памети не имеет

Итого при оной церкви действительных 2 человека

 

 

 


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha