Статьи, проповеди  →  Сравнительное богословие. Ислам
8 января 2016 г.

Сравнительное богословие. Ислам

Начало в №№ 141, 142.

 

В предыдущих номерах нашей газеты мы немного рассказали об истории возникновения Ислама и первых веках его существования. Один из главных выводов: историческим фактом является то, что Ислам, в основном, распространялся путем завоеваний, в частности христианских стран, которые в политическом смысле нередко проигрывали. В результате даже Византия была повержена. После взятия Константинополя в 1453 году Греция более чем на 400 лет оказалась под Османским игом. Еще до этого пали несколько христианских стран Северной Африки, в том числе Карфаген и Египет. Через Гибралтарский пролив арабы дошли до Испании. На месте современной Турции к VII веку было около десяти христианских государств, которые к X-XIII веку уже окончательно стали мусульманскими.

Исламизация проводилась по-разному: где-то насильственно, а в языческих странах — значительно проще. Христиане не так легко поддавались: Греция и Сербия так и остались православными, Болгария — православной наполовину, а Египет, Сирия и многие другие страны на 90% стали мусульманскими.

Несмотря на то что из Иудаизма и Христианства Ислам перенял понятия о Едином Боге и еще о некоторых основополагающих божественных свойствах (Бог — Творец, Вседержитель, Всемогущий и др.), процесс завоевания был совершенно целенаправленным. В основе его лежала одна из главных идей Корана: мы, арабы — народ сильный, и поэтому с нами Бог. (Этимологически Аллах означает — Бог). Мы, христиане, по-другому на это смотрим. Мы знаем, что есть внешняя грубая сила: военная, властная, еще какая-то. И мы также можем ее использовать для защиты, сопротивления. Благодаря этому некоторые христианские страны взяли реванш. Но наше главное упование в другом — в силе духовной, в Царствии Небесном, а не в наших земных успехах. Хотя, если народ живет, выполняя заповеди Божии, то, конечно же, и внешние успехи тоже будут: если никто не ворует, не предает, если семьи строятся по нормальным принципам, если никто никого не завоевывает, то получается, что народ начинает жить в некотором даже достатке. Но таков закон распространения греха на земле, что как только начинается какой-то достаток, то люди расслабляются, развращаются и часто забывают о высшем. И тогда в качестве вразумляющей и наказующей силы — попускаются бедствия. У древних иудеев это были Вавилон, Египет, римляне. У христиан — «сарацины», то есть, как правило, различные исламские завоеватели, главная идея которых, как сказано выше, была в том, чтобы распространить свою веру силой, и в этом, по их мнению, заключалась особая доблесть, служение Аллаху.

Но одно дело Ислам строго по Корану (не будем здесь вдаваться в тонкости различий между суннитами, шиитами и другими толкованиями) и иное — Ислам реально-исторический, или традиционный. Последний оказался не таким уж страшным, как отдельные, по сути сектантские, направления — ваххабиты и др. Кстати, христианские секты тоже обычно декларируют, что они возрождают «истинную, изначальную веру».

Ведь простому народу невозможно почти все время находиться в состоянии войны, ему нужно растить семьи, заниматься хозяйством... в общем, как-то жить. Поэтому даже те, кто в какой-то момент оказались под давлением либо вдохновились этой религией, — довольно скоро возвращаются к обычной жизни. Мы видим, что большинство исламских государств имеет как свою верхушку — с воплощением идей законов шариата — так и огромную массу простого народа, которая почти сознательно не вдается в подробности Корана. «Мы — м(усульмане! Аллах — Всевышний Бог, и Мухаммед — пророк Его». Декларация веры в единобожие и признание пророческой миссии Мухаммеда (шахада); пять ежедневных молитв (намаз); пост во время месяца Рамадан (ураза); религиозный налог в пользу нуждающихся (закят). Этого достаточно. Совсем благочестивые совершают хадж в Мекку и Медину.

Это ведь очень привлекательно по сравнению с христианством, где необходима довольно сложная аскетическая жизнь: молитва, подготовка к Причастию, большие службы, очень серьезная борьба с грехом.

Так что традиционные, «этнические», добрые мусульмане — это простые, в общем-то бесхитростные крестьяне или ремесленники, которые Корана почти не знают. Они имеют весьма общие понятия о Боге, соблюдают некоторые ритуалы и имеют некие душевные отношения с потусторонним миром. Но при этом все молитвы к Аллаху — как правило, об этом, здешнем мире. Сразу оговоримся, что точно так же и многие христиане: Евангелия не читают и молятся только о земном. Кстати, весьма распространены в мусульманских странах среди обычных людей суеверия (точно такие же, как у нас бывают). В некоторых местах, где остались христианские храмы, — в Турции например — крестьянки нередко тайно от мужей крестят своих детей, на всякий случай, «чтоб не болел»… как некая дополнительная защита.

Но в Православии мы постоянно обращаем особое внимание на такие искажения, боремся с суевериями и с пристрастиями к земному. А в Исламе на подобных вещах внимание не заостряется, потому что если ты мусульманин — значит, ты спасешься. Так выстроен Коран: последние строки каждой строфы повторяются: если ты мусульманин — ты спасешься. Достаточно распространенный прием многих сектантских текстов.

По структуре Коран напоминает многие древние гностические и более поздние сектантские тексты. Рискну даже сказать, что это очень разросшаяся (аж до мировой религии) секта, отколовшаяся от иудеев и христиан. Ведь там осталось множество библейских понятий. Все это наложилось на вполне сепаратистскую идею арабов VI-VII века об отделении от Византии.

Постоянно в Коране фигурируют Авраам (Ибрагим), Моисей (Муса), Иисус (Иса), Исаак (Ицхак), Архангел Гавриил (Джабраил) и другие библейские персонажи… причем они часто как-то вместе собираются, даже те, кто жил в разные эпохи. Они друг с другом говорят, многое выясняют  — где все это происходит, не всегда понятно, в том мире или здесь.

Так как Коран заимствовал многие моменты из Библии, то в нем находится немало того, что полностью соответствует Ветхому и даже Новому Завету. Я нашел место, где сказано, что «Иса рожден от Мариам и Духа Святого» (!) Конечно, понятие о Духе Святом — не как об Ипостаси Троицы, но все равно  — взято из Евангелия. Во всех остальных местах, где упоминается Иисус, говорится, что Он — один из пророков. В этом, разумеется, для нас принципиальное противоречие: или один из пророков — или Богочеловек.

Вполне адекватно описывается дьявол, ад… А Рай — по-другому, очень чувственно, для нас это звучит грубо: вино, танцы, гурии, ублажающие мужчин (впрочем, они — девственницы).

Источник Корана — Мухаммед, который ходил на гору, где слышал голос, и воспроизвел для арабов все услышанное. Он считается у мусульман высшим и последним пророком. Слова Моисея о Христе: «Господь Бог воздвигнет вам пророка, как я», — они относят к Мухаммеду.

Особая тема Корана: христиане и иудеи. Они уважаемы. В отличие от язычников — это «люди книги», а язычники — «неверные», к ним пренебрежительное отношение. Но на практике, в исторической жизни, поскольку язычники не особенно сопротивлялись мусульманам, а христиане и иудеи сопротивляются, то именно с ними и происходили и происходят наиболее кровавые стычки и войны.

 


Комментарии [0]

Ваш комментарий:
Имя:
Сайт: (не обязательно)
Адрес электронной почты: (не обязательно)
Введите код: captcha